Patruus Sam 13373

Как Serious Sam связан с Лавкрафтом?

10
1
Поделиться
Поделиться
Древние боги, включая Ктулху, Азатота и Йог-Соттота, слились в единое целое под маской Ментала, а среди врагов нашлись обитатели безымянного города, рыболюди, гасты и даже Ньярлатхотеп.

Материал подготавливался для видеоформата, но был отредактирован специально для статьи. В ней представлен чуть более расширенный материал, но его сокращение никоим образом не сказалось на качестве видеоролика.

Историческая справка

Фантазия у Лавкрафта была безгранична. Недаром он был одним из основоположников жанра вирд. Глубоко начитанный, он разбирался во многих науках. Писатель чтил историческую архитектуру родного штата Род-Айленд, но также отдавал предпочтение Древней Греции, Британии, а в один момент воодушевился Египтом. Источники вдохновения он искал в книжках, на природе и собственных снах.

Говард всю свою недолгую жизнь придерживался пуританских взглядов на общество. Через глубоководных он показывал последствия сношения рас, янки называл белыми афроамериканцами, а их самих приравнивал к обезьянам.

Высокая база знаний в купе с ксенофобией помогли создать особый стиль повествования. В большинстве своем это были мемуары. Персонажи детально описывали земное окружение, при этом внеземное могло расплываться в размытых формах неописуемого ужаса, обрамленного неевклидовой геометрией.

Но это для нас не самое главное. Структура повествования — вот что было абсолютно нетипично.

Об этом пишет сам Лавкрафт в статье «сверхъестественный ужас в литературе»:

«Конечно, нельзя ожидать, что все повествования о сверхъестественном будут точно следовать какой-то одной теоретической модели. Творческие люди обычно неуравновешенные, и в лучших произведениях есть скучные места. Более того, самые замечательные работы о сверхъестественном — работы о подсознательном; которое проявляется в великолепных фрагментах некоего произведения, сосредоточенного, возможно, на достижении совершенно другого результата. Важнее всего атмосфера, ибо конечный критерий достоверности — не подогнанный сюжет, а создание определенного настроения».

В этих словах есть доля истины. С момента смерти Говарда минуло уже 84 года. Рассказывать истории теперь можно не только с помощью листка бумаги, но и через кино и видеоигры. Однако повести писателя так и не смогли идеально лечь на экраны по всему миру.

Знаменитые работы творца, такие как «Шепчущий во тьме», «Дагон» или «Случай Чарльза Декстера Варда», больше похожи на очерки реальных людей, нежели на художественные произведения.

Дотошность, с которой порой Лавкрафт описывает реальные и вымышленные места, опись ритуалов, скрытых от людского взора, как за приоткрытой дверью, манят, но не дают всецело на себя взглянуть.

Говард старался создать ауру вокруг мифов, но не погружать в них читателей целиком. Поэтому многое так и осталось, что называется, за кадром. Как, скажем, истинный облик Древних богов.

Приземленность и недосказанность у многих вызывали сомнения в вымышленности попавших им в руки обрывков дневников ученых и обычных путников, заглянувших в темные уголки Земли. Писатель вынужден был время от времени опровергать реальность своих фантастических артефактов и существ.

Страна Лавкрафта, так прозвали все сочиненное великим творцом. Это своего рода мультивселенная, где автор совместил вымышленные города, культуру, историю и мифологию и смешал их с настоящим. Где-то реальность была нетронута, а где-то изменена.

При этом выдуманные города могли брать что-то из реально существующих, находящихся поблизости участков: архитектуру, обычаи или ремесло.

Например, в Стране Лавкрафта реальный город Ньюберипорт в штате Массачусетс соседствует с придуманным Иннсмутом и одновременно с этим является прототипом вымышленного рыбацкого поселка.


Мифы Ктулху в шутерах старой школы

Croteam были не первыми одскульными разработчиками, кто использовал мифологию Лавкрафта в своих играх. За 5 лет до выхода Первой Крови мир узрел Quake, где фигурировали создания, отчетливо напоминавшие Шогготов и Шамблеров, а боссом без прикрытий выступала Шуб-Ниггурат — божество, появлявшееся в «Ужасе Данвича» и «Тварь на пороге». Ответственным за это был Сэнди Питерсон, давний поклонник писателя.

Хорватские разработчики многое позаимствовали из первого Квейка: игра с гравитацией, прыгучие платформы, секреты, некоторое оружие, врагов, красную броню на +200 и даже звук прыжка… Впрочем, все это другая история.

Годом позже выходит Blood. В центре сюжета вопрос «Что, если культисты смогут захватить мир?» Собственно, кроме этого и нескольких «Крыс в стенах» от мифов Ктулху более ничего и не было.

После в жанре шутеров от 1-го лица происходят дикие перестановки. Появляется Half-Life, и игры приобретают новые очертания. Лишь космический ужас проходит тонкой нитью сквозь знаменательные проекты.

Тут мы подбираемся к нулевым годам. Croteam вовсю работает над своим первым серьезным проектом. Они выкладывают альфу. Ту самую, за которую получат тонну негатива и уйдут во тьму на целый год. В это время они дорабатывают проект и выкладывают на своем сайте его предысторию.

Интервью Алексея Стоуна с Йонасем Киратзесом, сценаристом Serious Sam 4:

Алексей: Часть предыстории, где говорится, что Ментал - последний из богоподобной расы Бесконечных, все еще канон, верно? Если да, то планируется ли рассказать нам, что произошло все эти эоны тому назад, и куда делись другие Бесконечные, или почему они умерли, или почему Ментал убил их? Что это были за "Времена Великих Волнений"?


Йонас: Определенно остается каноном. Что касается того, узнаем ли мы когда-нибудь больше... мы не знаем! Конечно, было бы интересно узнать больше, но все зависит от будущего франшизы и от того, какие игры в итоге будут выпущены.

Времена великих волнений и раса Бесконечных впервые были упомянуты существами, сгинувшими под натиском Вселенной задолго до появления людей.

Во времена Династического периода Древнего Египта, пока наши предки осваивали пирамидостроение, в созвездии Большого Пса инопланетная раса Сирианцев, названная так в честь звезды Сириус, совершала космические экспедиции за пределы собственной галактики. Одна из них таким образом была направлена на Землю, а вторая — в одну из ближайших световых точек.

Идя параллельно «Хребтам безумия», сирианцы, пробираясь сквозь космические нагорья и метеоритную вьюгу, находят следы более древней цивилизации, вымершей за сотню тысяч лет до раскопок. Это были Эйлианцы.

В повести люди назвали существ Старцами (англ. Elder Thing). Сирианцы дали им другое прозвище — Древние.

Подобно геологическим очеркам ученого, сирианцы при раскопках узнают не только о вымерших эйлианцах, но и историю незапамятных космических времен, почившую в сражениях и междоусобицах галактических империй.

Эра великих волнений, или Таг'х На-Мах, длилась несколько эонов. Доселе неизвестно конкретное число космических держав, воевавших в то время. Но в записях Эйлианцев было сказано, что каждой из них управляли так называемые Бессмертные существа — «Хум-Тах» (англ. Hum-Tah).


Пантеон богов

Древние боги, ровесники самой Вселенной, они владели магической силой, не имевшей границ. Им были подвластны стихии природы, пространство и время. Лавкрафт представлял магию через оккультный космизм, где вселенная управляется сверхъестественными силами. Точно также, как и вселенная Серьезного Сэма.

Истинная природа Древних божеств неизвестна никому, но одно можно сказать наверняка: они обладали такими качествами, что в нашем мире появлялись лишь в теневых образах. Человеческий разум не в состоянии даже вразумить себе их истинный монструозный вид, их физические свойства, ведь один только взгляд может привести к потере рассудка.

Для Бессмертных, как и для Древних божеств, не существует понятия «личность». В них нет характера, нет эмоций. Вопреки всем описаниям, их природа абсолютно бесчеловечна. Поэтому культисты и ведьмы на шабашах не призывают божеств. Они взывают к их силам. 

Говарду вряд ли бы помог оккультизм. Он скончался в муках в возрасте 46 лет. Рак кишечника. Его наследие досталось Августу Дерлету: черновики, недописанные рассказы и почившие идеи.

Он также помогал Лавкрафту в распространении его трудов при жизни, а после кончины использовал все наработки учителя в собственных работах, в том числе в рамках Мифов Ктулху, которые публиковал в основанном им же издательстве «Arkham House».

Систематизация с иерархией — что присуще человеческой природе — стало еще одним спорным решением наследника Лавкрафта. Пусть оно впоследствии и прижилось, об иерархии говорил сам Лорд Ахриман, разделение по значимости Древних богов ошибочно. Очень вряд ли Ктулху донимают вопросы карьерного роста.

Август Дерлет ввел в мифологию Старших богов — группу существ, противостоящих Великим Древним. На этой основе он создал конфронтацию сил добра и зла космических масштабов. Многие с такой интерпретацией оказались не согласны: инь и ян плохо сочетались с главенствующей идеей о ничтожности человека во вселенной.

Вражда Старших и Древних богов отсылает к Эре великих волнений о противостоянии Бессмертных существ друг с другом. При раскопках Сирианцы нашли фрагмент старой песни Эйлианцев, в котором туманно раскрывается судьба великих повелителей космоса.

"Бессмертных три расы запомнило время.
Забытые - те, кто забвенье нашли.
Создатели - боги, ставшие тленом.
Были и те, что погибель несли,
Они обрели лишь изгнания бремя.
Впрочем, судьбу удалось провести,
Остался Один, он живет и поныне..."

Неизвестно, что стало с тремя расами Бессмертных. Совершенно точно нельзя говорить об их кончине. Ктулху тоже мертв, но это не мешает ему видеть сны. Смерть в привычном нам понимании Древним неизвестна.

Они пребывают вне времени и пространства, где заключены в тюрьму, и не взаимодействуют с остальным миром и большинством людей. В одной из легенд было сказано, что Великие Древние были изгнаны за грань миров, и что они вновь явятся на Землю через врата Йог-Сотота.


Связь богов и фараонов

После Эпохи великих волнений наступила «Мертвая эра вечного забвения» («Угх-Тах»). Все Бессмертные, кроме одного, сгинули. Во вселенной наступил хаос, и правление последнего Бессмертного ознаменовалось редким порабощением, но куда чаще тотальным уничтожением всех разумных форм жизни.

Сирианцы не стали исключением. Археологические раскопки в Абу-Симбел раскрыли гробницу, где хранились все записи выжившей экспедиции на Земле. Помимо истории их геноцида, люди узнали о связи колонистов с жителями Древнего Египта.

Изначальные идеи Лавкрафта о пантеоне Древних богов соотносились с египетскими и древнегреческими богами. Писатель вдохновлялся Египтом, так были написаны произведения «Погребенный с фараонами» и «Ньярлатхотеп».

В последнем одноименный бог заявляет, что появился на Земле из глубины 27 веков до н.э. Эта дата совпадает с появлением самой первой династии Фараонов. Таким образом Лавкрафт намекал на связь богов и Фараонов.

Сирианцы действительно провозгласили себя богами после того, как египтяне начали им поклонятся. Пришельцы заставили людей построить несколько монументальных строений, таких как Великая пирамида Гизы и передатчик в виде обелиска в Луксоре.

В глубине гробниц и захоронений они соорудили два плазменных генератора для работы Гана-Ог, или Ключа к вечности — по одним источникам сконструированным эйлианцами, а по другим — расой Бессмертных. Именно с его помощью Серьезный Сэм переместиться в прошлое. Один генератор закопали под Луксором, а второй под Карнаком.

В конце войны Сириуса с ордой Последнего Бессмертного оставшимся в живых отдали командование оборвать связь со своей расой и укрыться в тени звезд. От осознания одиночества, кончины всех сородичей и всепоглощающего хаоса, выжившие сирианцы впали в депрессию, а некоторые и вовсе сошли с ума.

Фараоны сотрудничали со своими богами. Так, Амонхерхопшефу, первенцу фараона Рамсеса II и его супруги царицы Нефертари Меренмут, была дарована «Стрела»: сирианский браслет, наполовину оружие, наполовину ключ, отпирающий сирианские постройки. Впоследствии, однако, «Стрела» была изъята и замурована в усыпальнице под Великой пирамидой Хеопса вместе с Оракулом.

В сирианском склепе были обнаружены и другие интересные подробности.

Например, было указано, что Зубенхакрабийские пауки изначально не превышали более 10 сантиметров. Сирианцы держали их в качестве экзотических питомцев и иногда брали с собой в межгалактические путешествия, но эксперименты Последнего Бессмертного превратили их машины для убийств.

Обратный ход событий можно вынести из «Хребтов безумия». В повести описывались Старцы — разумные существа, которые прилетели на Землю несколько сотен миллионов лет назад. Они тоже проводили эксперименты на живых существах. Одним из результатов стали наши предки. Старцы держали их ради забавы в качестве домашних питомцев. Впрочем, их можно понять. Обезьяны веселые.

Другая информация была вынесена из археологических раскопок в Риме. Сирианцы экспериментировали со временем. Известно, что Великая раса Йит, впервые явившаяся в повести «Тень из безвременья», овладела навыком путешествия во времени. Правда, это был весьма изощренный вариант: они перемещали свой разум в тела других существ из настоящего, прошлого и будущего.

Сирианцы такими технологиями не обладали. Зато они могли создать обширное поле хрононного искажения благодаря артефакту искажения времени, вероятно, созданному за счет другого, более могущественного устройства — Ключа к Вечности.

Раскопки в Риме под руководством доктора Германа Штейна открыли интересный факт. Что за пророк, упоминающийся лишь единожды, но на которого многократно ссылается профессор Штейн, остается неясным. Возможно это один из беженцев с Сириуса.

«Рядом с артефактом я нашел маленький цилиндр из бронзы. Внутри него был еще один фрагмент Пророчеств К’ар-Та, в котором он упоминает древнее устройство под названием Ключ к Вечности, которое обладает способностью отправлять людей (одного или больше) в прошлое… Судя по всему, его перевезли на Землю после падения Сириуса…»

Последний Бессмертный после победы над Сирианцами не стал терять качественный генетический и техномагический материал. Технологии были изъяты, плененные казнены, а их тела отправились на переработку для превращения в киберзомби под управлением УУЖ — Устройством Управления Жизнью.

Внешний вид Безголовых и некоторые их повадки походят на оживленные трупы из рассказа «Герберт Уэст — реаниматор».

В нем повествуется о молодом хирурге и выпускнике медицинского факультета Мискатоникского университета, который всю свою жизнь посвятил теориям о природе смерти и искусственных способах ее преодоления.

«Герберт Уэст отрицал существование объединяющего, главенствующего начала, называемого духом. Он утверждал, что человек есть механизм, состоящий из нервной материи, каждая часть которого обладает большей или меньшей самостоятельностью».

Начиная с хомячков и кроликов, Уэст перешел на эксперименты с трупами людей. Для оживления требовалась свежатина, мертвец, который еще не начал разлагаться. Некоторые опыты были удачны, другие нет. Позже хирург переключился на живых.

Герберт Уэст, знаменитый Болтонский хирург, по своей воле в 1915 году отправился на войну в больницу полевого штаба канадской армии. Разумеется, ни о каких благих мотивах речи здесь не шло. В это время его разум породила новая идея о независимых жизненных свойствах клеток и нервных тканей, изолированных от естественной физиологической системы.

Проще говоря, Уэст собирался опровергнуть теорию о существовании души, введя особый раствор в отрубленные части тел падших солдат.

В конце марта к ним должен был вылететь лучший хирург дивизии, Сэр Эрик Морланд Клапем-Ли с пилотом Рональдом Хиллом, но его аэроплан сбили прям над местом назначения. Уэст использовал его труп с полу оторванной головой в своем последнем эксперименте.

Он отрезал голову и поместил ее отдельно в чан. Тело положил на операционный стол и затянул все на обрубке шеи, а затем в свете электрической лампы ввел оживляющий раствор.

 «Отвратительно шаря вокруг себя руками, труп приподнялся, и мы услышали звук. Слишком ужасный, чтобы назвать его голосом. Но самым ужасным был не тембр. И не смысл услышанного — это была простая фраза: «Прыгай, Рональд, ради бога, прыгай!» Весь ужас крылся в источнике звука. Ибо он исходил из огромного чана в проклятом углу, где копошились черные тени».


Звездные расы

Во вселенной Мифов Ктулху есть как расы, которые достигли высокого технологического развития, например, Йитианцы, так и расы, со временем деградированные — народ К'ньяна или Старцы. Бестиарий Серьезного Сэма также полнится разнообразными космическими сущностями.

За гибелью Сирианцев наблюдали иные, миролюбивые существа с планеты Клир. Они находились в той же системе Альфы Большого Пса. Единый Вечный, как его прозвали Эйлианцы, сжег дотла их вид орбитальной бомбардировкой, а на останках с помощью магии воскресил нежить из ядерного пепла.

Вдохновением для создания Клиров послужил Демон из первого Quake. Обладая общими повадками и внешними характеристиками, Клир перенимает от Демонов и его прообраз — Гасты.

Единожды описанные в повести «Сомнабулический поиск неведомого Кадата», Гасты обитали в склепе Зин, не вынося солнечного света. Они прыгали на своих задних лапах, имеющих вместо ступней тяжелые копыта, и обладали красно-желтым цветом глаз.

Другим схожим элементам служат полипы. Несомненно, не каждая игра, где в космосе появляются моллюски, относится к Лавкрафту, но именно он впервые скрестил их воедино.

В рассказе «Тень из безвременья» впервые появляется раса летающих полипов.

Их тела были крайне пластичны, а по воздуху они перемещались без помощи крыльев. И хотя они не имели обычные органы восприятия, их чувства с легкостью проникали сквозь любые материальные преграды.

Профессор Готтлиб Кизель — персонаж Serious Sam 4 — настаивает, что к полипам следует применять термин «Экзополизои», где Экзо обозначает внешний объект, существующий за пределами биосферы Земли, Поли — множество, т.е., колония, и Зой — с греческого означает «Жизнь». Вы можете увидеть этот корень в геологических эрах: мезозой, кайнозой и т.д.

Экзополизои имеют свои отличительные особенности от лавкрафтианского аналога. Сами по себе они являются кибернетическими паразитами неизвестного происхождения, которые живут и управляют носителем, являющимся как живым организмом, так и механической конструкцией.

В этом смысле мы имеем дело с биомеханикой как наукой. Если вас не интересует научный подход, вы всегда можете открыть художественное искусство: просмотрите работы Ханса Гигера, где он создал биомеханизмы, соединившие в себе плоть и металл.

Массовое заражение можно увидеть на примере Звездной системы Сигмы Октанты. Вся раса Октанийцев была натурально поглощена полипами. Их звездные крейсеры стали Левиафанами по переработке других представителей космоса в обращенных.

Так, человеческая раса стала антрополипами. Дроны-жнецы, которые, кстати, тоже управляются киберполипами, похищают биоматериал на космический корабль. В случае с землянами удаляется большая часть мозга и вместо нее подселяется колония полипов, которая впоследствии управляет всем телом.

Из неясного происхождения, а также автоматического распознавания своей жизненной цели, можно сделать предположение, что протополипы являются органической частью Последнего Бессмертного.

У Лафкрафта известны случаи, когда Йог-Сотот иногда вступал в связь с человеческими женщинами, и те рождали от него ужасное потомство, которому суждено было открыть врата и призвать Древних на Землю. Разумеется, физического контакта в привычном понимании у них не было, все проходило через обряды. Так, например, случилось в рассказе «Ужас Данвича».

Другой пример порочного рождения можно найти у Шуб-Ниггурат, у которой есть целый легион Младых тьмы — черных древовидных тварей с похожими на ветви щупальцами, копытами и ртами, которыми они приникают к земле, чтобы восславить свою мать.

Возможно Единый Вечный с помощью полипов создает себе потомство, подчиняющееся единственной цели: уничтожению свободных разумом живых организмов.

В таком случае примыкание к Единому Вечному означает вовсе не становление рабом с умерщвлением собственной идентичности. Это единая органическая масса, субстанция или вирус, стремящаяся распространиться абсолютно везде.


Культы

Из интервью Сунада Триамбака Джоши — ведущего исследователя творческого наследия Лавкрафта. Вопрос «Эзотерического Ордена Дагона» Российской Федерации:

Зачем культисты из рассказов Говард Филлипс Лавкрафт призывают силы, которыми не могут управлять? В чём польза от их призываний, если в итоге их обязательно либо пожирают, либо они умирают от страха, либо сходят с ума, либо с ними происходит что-то ужасное?
Я думаю, Лавкрафт был очень проницателен в изображении культистов в своих произведениях. Он знал, что эти культисты в действительности бессильны перед лицом титанических сущностей, которых, как они утверждали, они призывают.
Он опирался на свои знания в области антропологии и истории религии, где люди на протяжении всей истории стремились установить тесную связь с каким-то 'богом' или другим сверхъестественным существом, чтобы поднять свой собственный статус.
Лавкрафт знал, что большинство людей являются закоренело и бесповоротно религиозными и могут видеть мир только с религиозной точки зрения; кто-нибудь столь огромный и могущественный, как Ктулху, поразил бы большинство людей и они бы приняли его за 'бога', хотя на самом деле Ктулху – всего лишь пришелец из космоса. Поэтому многие люди склонны поклоняться такому существу. Но Лавкрафт знал, что истина была совсем другой.

Культы были неотъемлемой частью произведений писателя, и эта особенность плавно перетекла в Serious Sam. Октанийская секта далеко не единственная во вселенной.

Все Октанийцы, разумеется, также заражены полипами и подчиняются их воле. Интересной особенностью является симбиотическая связь каждого октанийца со своим оружием, основанная на религиозном культе Осьмеричного явления. Каждое оружие является символом очищающего пламени, которым Последний Бессмертный — Тах Ум, так они его называют, выжжет всю вселенную.

У священных рыцарей Сигмы Октаны есть своя четкая милитаризированная иерархия с тайным орденом Октуса Деи, члены которого избирают командоров среди лучших штурмовиков. Во главенстве стоит Верховный Октифик.

Низшим звеном выступают Октанийские фанатики. Их выращивают ради одной цели — иконоборчество во славу Последнему Бессмертному.

Главная и единственная цель культа, разумеется навеянная паразитами — очищение космоса от знаний в любом виде.

Общество арахноидов представляет собой теократический матриархат. Религиозные лидеры прежде всего ценят в своих подданных грубую силу и бездумную набожность; это и является причиной безжалостных конфликтов и непрекращающейся борьбы за власть в их жестоком социуме.

Тах Ум почитается у них за мессию и будущего спасителя расы. Он неоднократно вступал в контакт с арахноидами и оказал большое влияние на их развитие, в частности организовал и поддерживал такие группы, как «Религиозные Рыцари руки» и «Катехизический культ Клешни».

Единый Вечный помог фанатикам уничтожить Высший Совет Скорпиуса и разрушить многотысячелетнюю культуру. 

Трагический закат наступил у иной расы — Алудранских рептилоидов. Некогда великая цивилизация из системы Алудры, постигло массовое помешательство, а вместе с тем и деградация на веровании и ритуалах в поклонении их угасающему солнцу. От научного рационализма до культа, погрязшем в инцесте, так их нашел Тах Ум, поклоняющимся сжигающему их мир красному сверхгиганту. Они с радостью стали воевать за него ради приобретения магических способностей.

Интересно, что эта раса очень походит на обитателей безымянного города в северо-восточной части Сахары. Сейчас там сплошные руины под песками, но были времена, еще до человека, когда это место процветало, а по зеленым улицам бродили ящероподобные обитатели. Их пасть напоминала крокодилью, а на лбу красовались рога.

Их участи нельзя позавидовать: они пытались бороться с пустыней, наступавшей со всех сторон. Но попытки были тщетны. Тогда они начали рыть тоннели под землей в надежде добраться до подземного мира вечного дня, о котором говорили их пророки. Они добрались этой бездны.

Их выродки по-прежнему блуждают по подземным ходам под развалинами города где-то на юге Аравийской пустыни.


Главная идея Лавкрафта

Благодаря сирианским технологиям человечество сумело выйти за пределы солнечной системы и организовать колонии в нескольких точках космоса. Однако с приходом Последнего Бесконечного силам землян пришлось отступить. Истребление началось с колоний на Альфе Центавра и закончилось Землей, когда последние космические корабли были уничтожены, и Тах Ум оккупировал воздушное пространство своими крейсерами и воздушными истребителями, загнав человечество в ловушку.

Командованием и агитацией в Европейской части Земли занимался лорд Ахриман — старейший полководец Тах-Ума. Он являлся главным философом и пропагандистом империалистического строя Единого Вечного.

Ахриман ратует за деконструкцию любых проявлений разумности во вселенной в угоду вечному поклонению Менталу, который находится «вне всякого рационального и иррационального».

Алексей: Есть какие-либо идеи, или план насчет Ментала? Я имею в виду, что главный антагонист с самого начала игры - это просто одна большая загадка. Это стало чем-то вроде его фишки. Раскрытие Ментала, может даже уничтожить главную харизму персонажа, ну или это должно быть что-то Серьёзно и жопо-разносяще умопомрачительное. У него должна быть действительно интересная причина или мотив для его конченных действий, и желаний уничтожить и завоевать всё. В любом случае, я просто хотел бы знать, есть ли какие-то планы на него?
Йонас: У нас с Вереной есть некоторые идеи относительно Ментала, но мы не думаем, что он похож на обычного человека с понятными мотивами. Мы думаем о нем скорее как о Лавкрафтианском боге, космической сущности, чей разум абсолютно чужд нам. Я помню, что Ален Ладавац также делал практически такое же сравнение.

Ментал не просто уничтожает расы. Он бесследно вычеркивает из истории следы любых форм жизни и стирает всякую память об их присутствии.

Serious Sam 4 идет наперекор главной идее Лавкрафта. Сценаристы ставят в противовес идее о никчемности человеческого существования в масштабах космических глубин незыблемость нашей природы, нашу идентичность и непоколебимость перед лицом Единого Вечного.

Эти слова лишь подчеркивает философию Croteam, доработанную супругами Киратзес, о восхвалении и величественности человеческой культуры. Еще с Классики хорваты, пускай и ненароком, показывали всю грандиозность монументальных построек людей через их гигантизм: Великая пирамида Гизы, вавилонская башня, Зиккурат и кафедральный собор. Это символы эпохи царствования людей на нашей планете.

Лорд Архиман говорит, что людям не за что сражаться. Он уверяет, что земные раздоры не имеют ни малейшего смысла перед сингулярностью Венца Истории, и подкрепляет это мыслями наших философов о стремлении ко всеобщему гуманизму и пацифизму.

Он манипулирует сознанием подвластных людей, всячески принижая и коверкая идеалы и постулаты нашего мышления. В этом смысле Лорд Архиман вдохновлен Ньярлатхотепом — особенным персонажем мифов Ктулху.

Безумный араб Абдул Альхазред, автор ужасного Некрономикона, после странствий по Вавилону и Мемфису описал Древнего бога следующим образом:

«Ньарлотхотеп — обманщик, который может временно принимать любую форму, чтобы ввести в заблуждение умы тех, перед кем он появляется… Мудрейший из Древних за исключением Йига».

К слову, Мордехай заклинатель был убит при загадочных обстоятельствах, связанных именно с этим проклятым фолиантом.

В повести «Сомнамбулический поиск неведомого Кадата» Ньярлатхотеп появляется в человеческом облике и пытается обмануть главного героя не дать ему найти город из его сна.

В рассказе «Иные Боги» этот Древний так влияет на людей, что сводит их с ума, а в момент презентации, крадет нечто, что видно в глазах — их души.

Ахриман также носит титулы Повелителя Долины Теней и Поработителя Великого Совета — колдуний, которые согласились примкнуть к нему под угрозой уничтожения от рук овеянного легендами зла, которое на их языке зовется «Хад Шаин». Ахриман, как и подобает своему прототипу, обманул и поглотил их, превратив в безвольные марионетки, находящихся в постоянном семиотическом лимбе между материальной реальностью и Долиной Теней, перетекая из одного лиминального состояния в другое.

Ньярлахтотеп являлся тем искателям, которые познали скрытые тропы и проникли за грань миров, чтобы провести их в средоточие предельного Хаоса, где они вписали бы свое тайное имя кровью в книгу Азатота — верховного бога пантеона Мифов Ктулху. В этом его можно соотнести с Менталом.

Впервые появление Ньярлатхотепа датируется 1920 годом в одноименном рассказе: он приходит из Египта в образе смуглого худощавого человека, напоминающего фараона древности, и путешествует по миру, предрекая гибель человечества, совершая при этом странные опыты.

Внешне Древний бог походил на фараона. Этот визуальный штрих чувствуется и в Ахримане: лорд носит подобия шендита — царской набедренной повязки; на голове у него аналог дешрета — короны Древнего Египта, а на плечах воротник, напоминающий усех— широкое ожерелье древних египтян. Еще одним украшением были браслеты на руках и щиколотках.

Ньярлатхотепу поклонялись в Древнем Египте, но в один момент его культ запретили, однако он не исчез. Принесенный из Египта в средневековую Европу крестоносцами, он превратился в ведьмовский.

Пророчества сновидцев гласят, что в 21 веке Ньярлахтотеп явится вновь. Подобный фараону, он придет из Египта, будет говорить о науках, электричестве, психологии и призывать мертвых. Он обретет огромную славу, но его появление будет лишь предвестием грядущего мирового хаоса.


Дополнительная информация

Третий эпизод Serious Sam: Next Encounter — Легендарная Атлантида — фактически полностью вдохновлена мифами Ктулху. Сэм отправится через ледники в подводный город Р’льех. Конечно, здесь город обделен неевклидовой геометрией, в отличии от оригинала, зато циклопическая монструозность представлена во всей красе.

Описание первого уровня гласит, что текущая территория – изолированный ледник, под которым есть гигантская сеть подземных городов. В эпизоде появляется множество уникальных противников, визуально напоминающих собой рыб, моллюсков и ракообразных.

В рассказе Храм немецкий офицер случайным образом попадает в Атлантиду на затонувшей подводной лодке. Архитектура Атлантиды напоминает архитектуру Древней Греции, и эта черта также перенесена в последующие уровни эпизода.

Отдельно хочется выделить уровень «The Tower of Confusion», представляющий собой разрушенную башню, по стенам которой придется перемещаться вверх.

В раннем рассказе Лавкрафта «Изгой» герой карабкается из замка по единственной оставшейся полуразрушенной башне наверх, где светит луна и устраивают пиры. Башня служит проводником из мира мертвых.

Кстати, The Second Encounter высмеивает готику, которая на момент выхода была еще популярна: Квейк, Дьябло, Блад мастерски эксплуатировали этот стиль, одним из родоначальников которого выступал сам Говард Лавкрафт. Прочтите его рассказ «Праздник» и убедитесь сами.

В Serious Sam 4 на уровне «Доставка» есть прямая отсылка к «Тени над Иннсмутом». В дополнительном квесте «Запутанные узкие ходы» надо пройти текстовое приключение. В нем вы можете поговорить с самим Задоком Вечно Пьяным из Инсмаула. В городе, разумеется, будет витать запах рыбы. Куда без этого.

Задок расскажет игроку о зловещей истории старика Марша, который пытался уклониться от налогов барона, уводя свои счета в офшор.

А еще в текстовом квесте есть книга «Инертаномикон», в которой собрано множество знаний магов прошлого. Очевидно, скрещивание слов Инертан и Некрономикон.

Теги: Serious Sam 3: BFE, Serious Sam 2, Serious Sam HD: Второе пришествие, Serious Sam 4, Креатив, Игры
Patruus Sam
314 подписчиков
Как устроен костюм Человека-паука: рассказывает Том Холланд