RockStarMan 10058

Кровавые войны, грязные интриги, жажда власти и дело чести: почему сериал «Игра престолов» стал культовым

8
0
Поделиться
Поделиться
Прошло вот уже почти как два года с момента выхода последнего сезона сериала «Игра престолов», созданного по мотивам фэнтези-романа «Песнь льда и пламени» Джорджа Мартина. Зрители с различным послевкусием расстались с заключительным сезоном обожаемого сериала, в основном — удручающим, но, одну единственную истину действительно трудно оспорить — он оставил неизгладимый след в сердцах огромного количества людей...

Закончив недавно просмотр сериала, а так же в преддверии скорого выхода предыстории «Дом дракона», я нашёл прекрасный повод разобраться с тобой, уважаемый читатель, почему данный сериал покорил сердца стольких зрителей. Хотел бы проанализировать характеры ключевых персонажей, дать оценку их поступкам, мотивам и взаимоотношениям между ними. Мой анализ будет сопровождаться цитатами, отрывками изображений и диалогов из сериала и книг. 

В заключении, я бы хотел поделиться своим виденьем того, какую глубину несёт в себе повествование данного сериала и подытожить всё то, что делает его таким особенным. 

Итак, приступим.

СОДЕРЖАНИЕ
ЧАСТЬ I. ВОЛЧЬЯ КРОВЬ
1.1. Эддард Старк
1.1.1. Дружба с Робертом Баратеоном и его предложение
1.1.2. Расследование в Золотой Гавани и казнь
1.1.3. Заключение
1.2. Кейтилин Старк
1.2.1. Отношение к семье и сделка с Джейме Ланнистером
1.2.2. Заключение
1.3. Робб Старк
1.3.1. Военные союзы и любовь к Талисе
1.3.2. Сделка с Фреями и «Красная свадьба»
1.3.3. Заключение
1.4. Арья Старк
1.4.1. Обучение у Сирио Фореля и казнь отца
1.4.2. Пребывание у Тайвина Ланнистера и путь с Сандором Клиганом
1.4.3. Пребывание среди «Безликих» и возвращение в Вестерос
1.4.4. Заключение
1.5. Санса Старк
1.5.1. Казнь отца и прибывание среди Ланнистеров
1.5.2. Побег с Петиром Бейлишем и пребывание у тёти Лизы
1.5.3. Пребывание среди Болтонов и побег
1.5.4. Заключение
1.6. Брандон Старк
1.6.1. Виденье о казни отца и побег из Винтерфелла 
1.6.2. «Трёхглазый ворон», дети леса и «Белые ходоки»
1.6.3. Тайна семьи
1.6.4. Заключение
ЧАСТЬ II. ПОРОЧНАЯ СЕМЬЯ
2.1. Тайвин Ланнистер
2.1.1. Отношение к семье и история про Тишу
2.1.2. Убийство Тайвина сыном
2.1.3. Заключение
2.2. Джейме Ланнистер
2.2.1. Бриенна Тарт и путь с ней, рассказ об убийстве «Безумного короля»
2.2.2. Помощь в побеге брата
2.2.3. Заключение
2.3. Серсея Ланнистер
2.3.1. Будущее Серсеи
2.3.2. Серсея и Джоффри
2.3.3. Серсея и Мирцелла
2.3.4. Серсея и Томмен
2.3.5. Заключение
2.4. Тирион Ланнистер
2.4.1. Отношение к Старкам
2.4.2. «Битва у Черноводной» и суд
2.4.3. Заключение
ЧАСТЬ III. ОБМАНЧИВАЯ РЕЛИГИЯ ИЛИ РАЗУМНЫЙ ПОДХОД?
3.1. Станнис Баратеон
3.2. Мелисандра и Давос Сиворт
3.3. Убийство брата
3.4. Семья Станниса
3.5. Сожжение дочери и смерть
3.6. Заключение
ЧАСТЬ IV. «Я — МЕЧ ВО ТЬМЕ; Я — ДОЗОРНЫЙ НА СТЕНЕ; Я — ЩИТ, КОТОРЫЙ ОХРАНЯЕТ ЦАРСТВО ЛЮДЕЙ»
4.1. Джон Сноу
4.2. Уход из Винтерфелла, вступление в Ночной Дозор и попытка побега
4.3. Знакомство с Игритт, пребывание среди одичалых и побег
4.4. «Оборона Чёрного Замка», казнь Манса и избрание Джона Лордом-командующим
4.5. «Битва у Сурового Дома»
4.6. Заговор, воскрешение и уход из Чёрного Замка
4.7. «Битва за Винтерфелл»
4.8. Заключение
ЧАСТЬ V. ИСТИННАЯ ГОСУДАРЫНЯ
5.1. Дейнерис Таргариен
5.2. Дейнерис и Визерис Таргариены
5.3. Рождение драконов
5.4. Приобретение «Безупречных» и освобождение рабов Юнкая
5.5. Управление Миэрином
5.6. Повторная встреча с дотракийцами
5.7. Заключение
ЧАСТЬ VI. КОРОЛЕВА ДРАКОНОВ ИЛИ КОРОЛЕВА ТЩЕСЛАВИЯ?
6.1. Прибытие Дейнерис в Драконий Камень и спор с Варисом
6.2. Оценка сторон
6.3. Знакомство Джона с Дейнерис, поход на Север и перемирие.
6.4. Искупление Теона и события в Винтерфелле
ЧАСТЬ VII. ЛЁД И ПЛАМЯ
7.1. Прибытие в Винтерфелл Джона и Дейнерис, выяснение Джоном тайны своего происхождения
7.2. Приход Теона Грейджоя и Джейме Ланнистера
7.3. «Долгая Ночь»
7.4. Отношения Джейме и Бриенны, вопрос престононаследия и убийство Миссандеи
7.5. Казнь Вариса, освобождение Джейме и сожжение Золотой Гавани
7.6. Убийство Дейнерис и ознаменование новой эпохи
ВЫВОД

 Часть I. Волчья кровь

«Когда выпадет снег и задуют белые ветры, одинокий волк гибнет, но стая живёт». 
                                                                                                                                  Санса Старк

Дружную семью Старков, истинных Хранителей Севера — настиг ужасный рок судьбы, так как каждому из них была отведена особая роль в этой длинной, беспощадной и захватывающей истории. 

Кровопролитная война, подлые предательства, — разделили Старков друг от друга и распределили по разным уголкам земли. Кто-то из них незаслуженно пал, а кто-то — выстоял и стал сильнее, воссоединившись с родными снова и дав отпор врагам. Сейчас, мы проанализируем каждого из них.

ЭДДАРД СТАРК

Несомненно, одним из наилучших персонажей сериала, является глава дома Старков, Лорд Винтерфелла, Эддард Старк: достойный муж, прекрасный отец, верный друг, благородный и разумный человек, для которого слово «честь» стоит не на последнем месте. Однако, как обычно бывает в этой несправедливой жизни, благодетели этого замечательного человека в итоге обернулись против него самого...

Эддард Старк являлся другом детства и, можно сказать, братом Роберта Баратеона — короля Семи Королевств. Роберт и Нед сражались бок о бок во время восстания, поднятого против Эйриса Таргариена II, именуемого «Безумным королём», за незаслуженную казнь отца и брата Неда и похищение старшим сыном Эйриса Рейгаром его сестры — Лианны, в которую Роберт был по уши влюблён. 

Свергнув «Безумного короля», Роберт занял его место. Ему была свойственна такая нежелательная для человека его положения черта, как расточительство — он предпочитал тратить колоссальные деньги казны на турниры, охоту и женщин. Но, пока он был у власти, ясно было одно — у Старков нет причин беспокоиться за свой дом.

Помимо коронации, Роберт обручился с представительницей другой влиятельной семьи, именуемой Ланнистерами, а супругу  Серсея Ланнистер. Фактически, это и предзнаменовало всё то, с чем пришлось столкнуться Старкам в дальнейшем...

Получив послание о том, что Роберт собирается приехать со своей семьёй в Винтерфелл, Старки незамедлительно начали готовиться к встрече, но Эддард догадывался, что приезд является не беспричинным. 

Так и вышло: Роберт, в связи со смертью предыдущего Десницы короля, хотел назначить Неда на эту должность, а его дочь, прекрасную рыжеволосую Сансу, выдать замуж за своего наследника — Джоффри Баратеона. Предложение звучало весьма благоразумно, если бы его не омрачили сведенья, которые Старкам стали известны в дальнейшем...

— Лорд Эддард Старк, я желаю назначить тебя Десницей короля.

— Я не достоин такой чести.

— Я не оказываю тебе честь. Я хочу, чтобы ты правил государством, пока вино, еда и куртизанки загоняют меня в могилу.

Диалог между Робертом Баратеоном и Эддардом.

Как стало известно из послания Лизы Аррен, сестры супруги Эддарда Кейтилин Старк, в смерти её мужа, бывшего Десницы, были замешаны Ланнистеры, с представительницей которых Роберт заключил брачный союз. Эддард, осознавая опасность данной должности, как человек бесстрашный и верный, всё-таки решился принять предложение Роберта, чтобы провести расследование изнутри, так как опасался и за жизнь друга.

Взяв в Королевскую Гавань своих дочерей, Сансу и Арью, Эддард начал расследование. Именно здесь стали ярко проявляться благодетели главы Старков. 

Когда решался вопрос об убийстве беременной Дейнерис, дочери «Безумного короля», истинной наследницы Железного Трона, он единственный был против санкционирования её убийства. Хоть и её отец казнил отца и брата Эддарда, он понимал, что пролитие крови невинной беременной девушки является апогеем бесчестья. 

Когда Эддард узнал, что дети Роберта не от него, а являются плодом кровосмешения его супруги с её братом, он не сказал ему это, дабы уберечь жизнь Серсеи и её детей, посоветовав ей сбежать с ними как можно скорее. Когда Роберт был на смертном одре, Эддард не хотел сообщать умирающему другу такую новость из соображений того, чтобы он не уходил с горечью на сердце.

Диалог между Варисом и Эддардом.

— Что за безумие заставило Вас сказать королеве, что Вы знаете правду?

— Безумство милосердия. Чтобы она могла спасти детей.

— Ааа, детей... Страдают всегда невинные. Роберта убило не вино и не кабан. Вино притупило реакцию, кабан распорол живот, но убило короля Ваше милосердие.

По закону повествования, если сильно привязываешься к какому-то определённому персонажу, — то это для него явно является плохим знаком. Как я уже и говорил, благодетели Неда сыграли с ним в злую шутку. 

Роберт, осознавая неготовность своего «наследника» вступить на Трон, в завещании потребовал Эддарду стать Лордом-протектором Семи Королевств, пока Джоффри не достигнет совершеннолетия. Однако, у Серсеи были свои планы на этот счёт. Она обеспечила восхождение своего сына на престол, а Эддарда бросила в темницу как изменника, человека, который беспокоился за будущее её семьи. 

Но и она не желала смерти Старку. В планы Ланнистеров входило отправить его служить Ночному Дозору, если он якобы признает попытку захвата Железного Трона, но уж точно не казнить, так как войны никто не желал. Однако, здесь мы лицезрели всю подлую и мерзкую сущность Джоффри, который отдал приказ казнить Эддарда, несмотря на его «признание».

Казнь Эддарда Старка открыла ящик пандоры между домами Старков и Ланнистеров, — стаей волков и прайдом львов. Кроме этого, казнь человека, олицетворяющего честь, благородство и милосердие средь лицемеров, предателей и лжецов, под возгласы одобрения наивной и недалёкой толпы, — ясно дала понять зрителю, что в этой истории не стоит ждать справедливости...

КЕЙТИЛИН СТАРК

Кейтилин Старк, супруга Эддарда, подарившая ему пять прекрасных детей, являлась достойной суженной для своего мужа. 

Их искренняя любовь друг к другу была видна невооружённым взглядом, её верность своему мужу и материнская любовь к своим детям, смелость, мудрость и гордость вызывали восхищение. 

Для неё главным приоритетом всегда была семья, и можно было не сомневаться, что она пойдёт на всё ради её благополучия... 

Когда пришла весть от её сестры о том, что бывшего Десницу убили в результате заговора, а её муж должен был занять этот пост, она не охотно хотела, чтобы он стал потенциальной мишенью для заговорщиков. Когда её сын, Брандон, упал с высокой башни, Кейтилин не отходила от своего чада ни на шаг и молилась о его выздоровлении. Когда на него напал наёмный убийца, она отчаянно боролась с ним, дабы защитить сына. Она устроила рискованное расследование, дабы узнать, кто сбросил Брандона с башни. 

Узнав о смерти мужа, она гордо отошла в даль, чтобы никто не видел её слёз. Когда началась война с Ланнистерами, она поддерживала своего сына Робба, давая советы, заключая отчаянные союзы, лишь бы обеспечить ему победу и отомстить за мужа. Петир Бейлиш, влюблённый в неё с детства, пытался обратить на себя её внимание, но она сохраняла верность Эддарду до конца своих дней.

Ещё у Кейтилин очень развит материнский инстинкт. Джейме Ланнистер, которого Старки захватили в плен, был их единственным козырем в этой войне. Однако поняв, что в плену Джейме долго не протянет и его могут убить в лагере, Кейтилин пошла на рискованный шаг: она освободила его с условием, что он обеспечит освобождение её дочерей, Арьи и Сансы, из плена Ланнистеров. 

Конечно, многим показался такой шаг опрометчивым, так как Джейме являлся клятвоотступником, и вряд ли он сдержал бы своё обещание. Однако, прибыв в Золотую Гавань и не увидев девочек, Джейме дал верной Кейтилин Бриенне Тарт доспехи, оружие и лошадь, чтобы она смогла найти девочек и защитить их. 

К тому же, производя все дальнейшие события этой истории в своей голове, приходишь к выводу, что если бы Джейме остался в плену и его точно убили, то Санса, дочь Кейтилин, долго бы в Золотой Гавани не протянула...

Кейтилин Старк является истинным олицетворением верной жены и любящей матери. Отчаянно борясь до последнего вздоха за сохранение жизни своего первенца, она приняла страшнейшую смерть, со слезами материнской горечи...

РОББ СТАРК

Робб Старк, так же именуемый как «Молодой волк», старший сын Эддарда и Кейтилин, являлся заслуженным наследником своего отца. Он был прекрасным сыном, братом, многообещающим и признанным Хранителем Севера. После смерти отца он решительно вступил в войну с Ланнистерами, дабы отомстить. Однако, судьба этим достойным парнем решила распорядиться совсем не в его пользу...

Вступив ещё молодым и неподготовленным в войну против самозваного короля, став главнокомандующим армии Севера, не имея при этом за плечами опыта в военном искусстве и лидерстве, Роббу пришлось столкнуться с рядом сложных решений, которые, по итогу, привели его к гибели. 

А виной всему послужили отчаянные союзы с домами, с которыми их заключать лучше бы не стоило, но, в то же время, они были необходимы для одержания победы в этой масштабной и кровопролитной войне.

Робб хотел заключить союз с Грейджоями, которые раннее подняли восстание, подавленное совместными силами Старков и Баратеонов, решив отправить туда их наследника и члена семьи, Теона Грейджоя, с которым Робб вырос и считал братом. Однако, оказавшись в семейном гнёздышке и нафантазировав себе возможность стать чем-то большим, Теон решил предать Робба и захватить главный дом Старков — Винтерфелл. 

Было немаловажным заключить союз с Ренли Баратеоном, младшим братом Роберта, который имел свои претензии на престол. Кейтилин убедила его в поддержке Старков, однако, Ренли был подло убит своим вторым братом — Станнисом Баратеоном.

Так же, Робб собирался заключить союз с домом Фреев, которые во время восстания Роберта собирались предать Старков. Глава дома Фреев, Уолдер Фрей, ненавидил Старков, а Робб ещё больше подлил масла в огонь, нарушив клятву, отданную Уолдеру, который взамен на военную помощь желал обручить Старка с одной из своих дочерей. 

Встретив в лагере Талису, которая залечивала раны солдат, и узнав её получше — Робб влюбился беспамятства, но именно эта страстная любовь сыграла в злую шутку со Старками в дальнейшем...

«Любовь не всегда бывает мудра. Она способна привести нас к безумию, и всё же мы следуем зову своего сердца, куда бы оно нас ни вело». 
Высказывание Джорджа Мартина из книги «Буря мечей».

Узнав, что Риккард Карстарк, одержимый местью за смерть сына от рук Ланнистеров в этой войне, убил двух невинных мальчиков из рода Ланнистеров, Робб посчитал Риккарда предателем и казнил собственноручно, в результате чего потерял поддержку дома Карстарков. Это была первая стратегически роковая ошибка Робба. Да, Карстарк ослушался его приказов, но Робб мог хотя бы бросить его в темницу, тогда бы он вряд ли лишился поддержки этого дома. К слову, Кейтилин чувствовала неблагоразумность принятого решения сына, но дело уже было сделано, а бомба с часовым механизмом в отношении Старков в этой войне начала свой отсчёт...

Не имея за плечами союзников, Робб вынуждено решил вновь пойти на сделку с дьяволом,  Уолдером Фреем. Новым условием сделки было принесение публичных извинений за нарушенную клятву и заключение брачного союза Эдмура Талли с одной из дочерей Фрея. Однако, эта сделка стала второй фатальной ошибкой «Молодого волка».

Тая обиду за нарушенную клятву, хитрый Уолдер Фрей принял гостей у себя дома, создав иллюзию того, что все разногласия остались в прошлом, однако, это было далеко не так... намекало на это то, как нелицеприятно Фрей высказывался о возлюбленной Робба, Талисе. 

В данном случае, Робб так же поступил неразумно. Стоило оставить Талису в лагере, поскольку её присутствие в доме Фреев только разогревало гнев Уолдера. Проведя в «свадебные покои» молодожёнов, двери главного зала начали закрываться под гимн Ланнистеров — «Дожди в Кастамере», и Кейтилин начала подозревать что-то неладное... 

Подозрение было не напрасным  Уолдер Фрей заключил сделку с Ланнистерами о том, что уничтожит всех гостей прямо на свадьбе, которую в народе прозвали «Красная свадьба». Помимо обмана Фреев, Старков предал дом Болтонов, желающих получить власть над Севером после их устранения. 

Убийство беременной возлюбленной, отчаянная попытка матери спасти своего сына, его смерть на глазах материи и осознание того, что всё кончено  повергли в шок любого в этот момент.

Робб Старк действительно допускал ошибки, но его критиковать за них категорически не хочется, так как на его месте их совершил бы практически любой. В этом парне были благородные черты, он, как и его отец, был бы достойным семьянином и Хранителем Севера. Всё, что ему не хватало — это опыта в военном деле, но даже несмотря на это, он добился немалых успехов в войне. 

Фреи же — подлые двуличные трусы, которые во время восстания Роберта уже готовы были подставить Старков и Баратеонов, поэтому, в случае с Роббом, они могли его предать и без причины.

Поражение Старков в этой схватке, а так же приход к власти над Севером вероломных Болтонов, — дали убеждение людям, что роду волков окончательно пришёл конец. Но они не учли, что, если погиб один волк, то это не значит, что мертва вся стая...

АРЬЯ СТАРК

В Арье Старк, младшей дочери Эддарда и Кейтилин, жил дух настоящего война. Вместо уроков шитья, ношения платья и охотного желания выйти замуж за прекрасного принца, она предпочитала стрелять из лука и учиться искусству владения меча. Эддард всегда замечал хватку дочери и его это очень забавляло в ней. Её смелость и отвага стоили сотни рыцарей вместе взятых, а ведь судьба не просто так одарила нашу героиню этими качествами...

Прибыв в Золотую Гавань, Эддард, видя потенциал своей дочери, нанял для неё лучшего мастера меча из Браавоса, Сирио Фореля, чтобы научить сражаться. «Уроки танцев» проходили весьма содержательно и результативно: овладевание редкими приёмами сопровождались философскими беседами и позитивным нравом Сирио. Но веселью, со временем, начал приходить конец... 

— Ты молишься богам?

— Да. Старым и новым.

— Есть только один бог, и имя его — смерть. А смерти мы говорим только одно — «Не сегодня».


Диалог между Сирио Форелем и Арьей.

Когда Эддарда арестовали и бросили в темницу, гвардейцы тут же ринулись схватить Арью, которая на тот момент занималась с Сирио. Сирио отважно сразился со стражниками, дабы дать время девочке убежать, но численный перевес сыграл не в его пользу, и он мужественно погиб, защищая свою ученицу. 

Следом, лицезрев подлую и несправедливую казнь своего отца, в сердце девочки загорелось неимоверное желание воздать своим врагам по заслугам. Это событие предзнаменовало её путь как Немезиды, карающей своим мечом всех тех, кто причинил боль её семье.

Блуждая по суровым местам Семи Королевств, она каждую ночь повторяла имена тех, кто входил в список смертников, пока не настигнет их. Помимо храбрости, она была так же не обделена умом. Оказавшись в плену у Тайвина Ланнистера, врага своего дома, который сделал её своей чашницей, Арья смогла не выдать себя, а ведь Тайвин являлся далеко не тем человеком, которого можно было обвести вокруг пальца. Он, вероятно, о чём-то и догадывался, но её способность выкручиваться не раскрыла тайну до конца.

Разговор между Тайвином Ланнистером и Арьей о Роббе Старке.

— Говорят, его нельзя убить.

— И ты в это веришь?

— Нет, милорд. Убить можно любого.

Её сюжетная арка с Сандором Клиганом по прозвищу «Пёс» очень забавляла и вызывала интерес. Эта парочка была такой разной, но в то же время весьма похожей. Он, огромный мужик, владеющий мечом, и она, маленькая девочка, которая, несмотря на свой облик, по духу и мастерству не уступала Клигану. 

Клиган всегда создавал образ чёрствого человека, которого не интересует ничего, кроме денег. От части, это действительно так, но таковым Сандора сделал собственный брат, который обжог его лицо об огонь в далёком детстве, из-за чего «Пёс» пламя начал панически бояться. 

С тех пор, он был разочарован в людях, в частности — рыцарях, так как видел в них лишь трусость, лживость и ни грамма благородства. В глубине же его сердца таилось немало хорошего: он спас Сансу, сестру Арьи, от надругательства, хотел вывезти её из Золотой Гавани в разгар «Битвы у Черноводной», перебил бандитов, которые хотели обменять Арью на еду, отомстил убийцам за резню крестьян, похоронил девочку и отца, признавая свою вину перед ними.

«Собак я люблю больше, чем рыцарей. Собака отдаст за тебя жизнь и никогда тебе не солжёт. И смотрит прямо в глаза». 
Высказывание Сандора Клигана из книги «Битва Королей».

У Клигана в отношении Арьи была одна цель — вернуть её своим родственникам, конечно, не за красивые глаза, а чтобы получить денежную выгоду. Придя с ней в Близнецы как раз в разгар печально известной «Красной свадьбы», он понял, что девочке теперь не суждено будет увидеться с братом и матерью. Приехав в Орлиное Гнездо к тёте Арьи Лизе и узнав о её кончине, Клиган осознал, что теперь в его глазах она окончательно приняла облик осиротевшего ребёнка, которого он не может просто так бросить.

Когда «Пёс» был тяжело ранен, Арье было трудно признать, что привязалась к нему. Тая давнюю обиду за смерть своего друга от рук Клигана, она оставила его страдать. Они и сами видимо до конца не понимали, как относятся друг к другу — как враги, соратники или друзья. Их связала словно судьба и разлучить в этой истории могла лишь только на время...

Диалог между Арьей Старк и Якеном Кхгаром о Сандоре Клигане.

– Пёс пытался меня продать, но был ранен в поединке. Он умолял меня убить его, но я отказалась. И оставила его в горах умирать. Мне хотелось, чтобы он страдал. Я его ненавидела. Ненавидела! Это не ложь!

– Девочка лжет мне, Многоликому богу, себе

После расставания с Клиганом, Арья вспомнила своего давнего загадочного друга Якена Хгара, который помог ей и её друзьям сбежать из замка Тайвина Ланнистера. Найдя Якена, Арья услышала от него фразу о том, что теперь должна стать «никем». Что бы это не значило, она решительно вошла в дом «Безликих» и начала завоёвывать их доверие.

Долгое время «Безликие» не раскрывали свои тайны, что неусидчивую Арью начинало раздражать. Но, как в дальнейшем выяснилось, им от Арьи нужно было только одно  избавиться от всего, что связывало её с прошлым и стать «никем», бездумно выполняющим контракты на убийство. Арью вряд ли мог устроить такой расклад, так как её главной целью было отомстить за свою семью, а потому избавиться от своего прошлого она просто не могла.

Узнав, что в город прибыл убийца её учителя Мерин Трент, — жестокий и без колебаний выполняющий любые безрассудные приказы, Арья просто не могла не воспользоваться возможностью совершить возмездие над ним. «Безликие» это, конечно же, не одобрили, так как по их меркам она убила не того человека и слишком привязана к прошлому.

«Девочка забрала у Многоликого бога не ту жизнь».
Обращение Якена Кхгара к Арье Старк после убийства Мерина Трента.

Последней точкой кипения стал контракт на убийство талантливой актрисы леди Крейн. Долго Арья пыталась получить ответ, чем такая талантливая и достойная женщина заслужила смерть, но, для «Безликих» было неважно, кому они пустят кровь. 

В конце-концов, доброе сердце девочки не могло допустить кончины женщины, которую заказали, как выяснилось, из чувства зависти и соперничества. Этот поступок Арье аукнулся. Когда «Безликие» окончательно открыли охоту на Арью за невыполнение контракта, именно эта актриса приютила её и помогала стать на ноги.

Диалог между Арьей Старк и Якеном Кхгаром о леди Крейн.

— Она хорошая актриса.

— Человек наслышан.

— И вроде достойная женщина...

— Разве смерть приходит только за недостойными людьми?

Мастерски разобравшись со своей убийцей, перед возвращением домой, Арья посетила своего «друга» Якена и сказала так долго копившуюся в сердце фразу: «Девочка — Арья Старк из Винтерфелла. И я возвращаюсь домой».

Закалившись в долгом и опасном пути, повстречавшись с разными людьми, разочаровавшись в идеалах некоторых фракций, — Арья окончательно поняла своё истинное предназначение. 

Вернувшись в Вестерос, она пришла за головами тех, кто подло пролил кровь её матери, брата и его беременной возлюбленной, дав знать, что Немезида волков настигла их, а улыбка Старка — это последнее, что они увидят в своей жизни. 

В списке осталось лишь одно главное имя...

Для всех Арья Старк как таковая не существовала после убийства её родителей и брата. Большинство считало её мёртвой, так как никому и в голову не могло прийти, что от маленькой девочки может исходить хоть какая-либо угроза. Она была тенью Старков, которая кочевала по землям и карала своих врагов по заслугам. 

Но, пока Арья пыталась всеми силами добраться до своих врагов, её старшей сестре приходилось жить среди них...

САНСА СТАРК

Даже врагу не пожелаешь пережить всю ту моральную и психологическую боль, которую пришлось перенести в этой истории старшей дочери Эддарда и Кейтилин, — рыжеволосой обаятельной девушке Сансе Старк. 

Санса в семье являлась абсолютным антиподом Арьи. Она была женственной, наивной и словно купалась в мечтах о том, когда же выйдет замуж за Джоффри Баратеона, не совсем ценя то, что окружало её на тот момент. 

Однако, после разлуки с близкими и пребывания среди дюжины врагов, она осознала, что потеряла, а сама начала постепенно меняться как личность...

Наивная влюблённость девушки в Джоффри напрочь испарилась с того момента, когда он, несмотря на просьбы, казнил отца Сансы на её же глазах. В этот момент она осознала, что связала свою жизнь с деспотом, который превратит её жизнь в сущий ад.

После казни, он вынуждал смотреть её на отрубленную голову отца, за успехи её брата на войне он желал отыграться на ней, потребовав публично раздеть, дабы унизить, после просьбы Лореса Тирелла жениться на его сестре Маргери, Джоффри тут же принял предложение и отверг Сансу, дабы сделать ей больнее. После смерти Робба он желал, чтобы его голову принесли Сансе на свадьбу. Он ненавидел Старков, в том числе и её, поэтому для него она была лишь объектом для унижения и издевательств.

Долгое время я при просмотре задавался вопросом: ну когда же она предпримет меры? Почему она терпит всё это? Но затем, понаблюдав за ней, я начал понимать её истинные намеренья. Как сказал Тирион Ланнистер насчёт неё: «Леди Санса очень ловко может скрывать свой ум».

Действительно, сбросив Джоффри с моста или вонзив нож в его чёрное сердце, — проблема бы не решилась. Её бы тут же убили, а в роду у Старков оставалось не так уж и много наследников. Использовав своё обаяние, воспитание и ум, — она смогла выжить в Золотой Гавани. Однако, уйдя от одних подлецов, судьба бедную девушку решила столкнуть и с другими, не менее мерзкими...

Диалог между Тирионом Ланнистером и Сансой о Джоффри Баратеоне из книги «Битва королей».

— Скажите, что вы чувствуете к моему августейшему племяннику?
— Я люблю его всем сердцем.
— В самом деле? Даже теперь?
— Моя любовь к его величеству больше, чем когда-либо прежде.
— Кто-то научил вас лгать на совесть. Когда-нибудь ты скажешь ему спасибо, дитя.

После внезапной кончины Джоффри, Сансе тут же обеспечили побег. Но, кто же это сделал? А сделал это Петир Бейлиш, бывший мастер над монетой и член Малого совета при короле, а так же — владелец борделя.

Петир Бейлиш по прозвищу «Мизинец» в этой истории считается одним из самых хитроумных и скользких людей, за истинными мотивами которого было довольно трудно уследить. Со временем, начало приходить понимание, что, скрывая свои истинные намеренья, этот человек всегда пытался занять наиболее выгодную позицию, стараясь усидеть на нескольких стульях, в итоге примкнув к очевидным победителям. 

В отличии от своего оппонента по взглядам Вариса, «Мизинца» не интересовало благополучие государства и политика в принципе. Важна для него была лишь собственная выгода и положение в обществе, так как он смог выбиться из бедной жизни в люди, и категорически не хотел возвращаться к ней.

Для Вариса, хаос в государстве — это провал, а для Бейлиша — это возможность подняться по лестнице и стать кем-то. Определённо, он был далеко не тем человеком, с которым хотелось бы вести дела, так как он и сам признавал, что доверять ему — это весьма неразумный шаг.

«Хаос — это не провал. Хаос — это лестница. Многие пытались взойти на неё, но оступались и уже не пытались вновь. Падение ломало их. У других был шанс взойти наверх, но они отказывались, продолжая цепляться за власть, за Богов или за любовь. Всё это иллюзии. Реальна лишь лестница, и важен лишь подъем наверх».
Высказывание Петира Бейлиша во время разговора с Варисом.

Но, как это свойственно природе человека, у Бейлиша всё же была слабость — он безумно любил Кейтилин Старк, мать Сансы.

Попав в раннем детстве на воспитание к Хостеру Талли, отцу Кейтилин, он начал к ней питать любовные чувства, но взаимности не было. Однако, его любила сестра Кейтилин, Лиза, но Петира она вовсе не интересовала. По приказу Малого совета, Бейлиш, вопреки своему сердцу, был вынужден обручиться с Лизой в Орлином Гнезде, куда он и направился с Сансой после её побега.

Поначалу, Лиза приняла свою племянницу весьма радужно, но гостеприимство длилось недолго... Видя в рыжеволосой Сансе облик своей сестры, от которой был без ума её возлюбленный, она прониклась желчью и завистью, желая смерти и без того настрадавшейся племяннице. А когда она лицезрела, как её муж соприкасается губами с юной Сансой, она ещё больше её возненавидела.

Я бы понял Лизу, если бы она отчитала мужа за такие извращения с молодыми девушками, но её гнев обрушился именно на беднягу Сансу. Бейлиш застал Лизу при попытке сбросить свою племянницу в Лунную Дверь. Дав Лизе знать, что всегда любил только её сестру, он дал ей возможность с этой мыслью «полетать» самой.

Высказывание Петира Бейлиша во время разговора с Сансой Старк.
«В лучшем мире, в том, где любовь побеждала бы силу и долг, вы были бы моей дочерью... но, мы живём не в этом мире».

Побывав в аду у деспота Джоффри, а затем — у умалишённой и завистливой тёти, судьба рыжеволосой бедняжке подготовила ещё одно испытание на прочность. Теперь, Бейлиш хотел отправить Сансу в родной дом, Винтерфелл, да всё бы ничего, если бы им не заправляли раннее упомянутые Болтоны, которые предали Старков и обеспечили резню на «Красной свадьбе».

Весомый аргумент на принятие такого безумного решения был один — живя среди врагов, можно уничтожить их изнутри и вернуть влияние Старков. Не имея за плечами особого выбора, бедняга Санса решилась снова войти в логово гиен...

Болтоны для Сансы были отвратительны не менее Ланнистеров. Русе Болтон, нынешний вероломный Хранитель Севера, имел сына-бастарда Рамси Сноу, который, подобно Джоффри, обладал садистскими наклонностями, о чём «Мизинец» прекрасно знал, но не сказал Сансе. 

Помимо Болтонов, Сансе повстречался Теон Грейджой, — человек, подло предавший брата Сансы на войне, и по её представлению  казнивший её младших братьев Брандона и Рикона.

За предательство Старков, которые вырастили его, Теона жизнь наказала не на шутку. Попав в плен к садисту Рамси Сноу, Грейджой был полностью уничтожен как личность, получив прозвище «вонючка» и покорно служа Рамси, даже когда тот радостно сообщил об убийстве Робба.

Но, у Теона был шанс хоть как-то смягчить бремя своей вины перед Старками. Судьба послала ему Сансу, которая ненавидела его до того момента, пока не узнала, что он хотя бы не убил Брана и Рикона. 

Видя жестокое обращение Рамси по отношению к Сансе, Теон принял меры к их совместному побегу. Даже когда солдаты почти настигли их, он готов был сдаться сам, лишь бы не схватили Сансу. К счастью для них, вовремя подоспела доблестная Бриенна Тарт, о которой мы поговорим позже.

 Я заслужил всё это. И стал «вонючкой». Я совершил много плохого: предал Робба, захватил Винтерфелл, убил тех мальчиков...
— Тех мальчиков звали Бран и Рикон! Они были твоими братьями! Ты знал их с рождения!
— Нет! Они не были...
— Не были кем?! Скажи мне, почему Бран и Рикон должны были умереть, а ты всё ещё дышишь?! Скажи мне это в лицо Теон, что они не были тебе братьями!
— Это были не Бран и Рикон! Я не смог найти их... это были крестьянские дети... я убил их и сжёг, чтобы не узнали...

Диалог между Теоном Грейджоем и Сансой.

На долю Сансы Старк судьба взвалила тяжёлое бремя, но не просто так. В этой девушке скрывалась сильная натура, которая всё больше раскрывалась в ней со временем. 

Живя среди врагов, чувствуя себя чужой среди них, возгораясь ненавистью за боль, причинённую её семье, — она становилась только сильнее и начала ценить свою прошлую жизнь с семьёй настолько, что в дальнейшем сыграла огромную роль в возвращении её влияния...

БРАНДОН СТАРК

Брандону Старку, второму сыну Эддарда и Кейтилин, суждено было, как и своим сёстрам, ещё в юном возрасте узнать на своём опыте, что такое людская подлость и предательство. 

Он первым случайно лицезрел инцест Серсеи и Джейме Ланнистеров, за что ещё ребёнком был сброшен с огромной башни и лишился ног. Он столкнулся с подлым предательством Теона Грейджоя, человека, которого считал братом. 

Он не особо умел стрелять из лука, лишился ног, из дома был подло изгнан врагами, из-за чего не мог управлять им. Так, в чём же заключалось его предназначение? А заключалось оно в раскрытии важных тайн как своей семьи, так и всего Вестероса...

После рокового падения с башни, Брана, как и его брата Рикона, начали посещать видения. Первое тревожное видение было связано с их собственным отцом, Эддардом. Вскоре, Брандон получил скорбную весть о том, что его отец был казнён.

Следующее тревожное видение дало Брандону знать, что к его дому надвигается угроза, — это были «Железнорождённые» под предводительством Теона Грейджоя, который намеревался захватить Винтерфелл. 

Лицезрев подлую казнь кастеляна своего дома, смерть преданного мейстера Лювина, Брандон осознал, что помимо семьи, ему придётся разлучиться и с собственным домом. Ходор и одичалая Оша, которая прониклась Браном и его братом и убедилась в их даре предвиденья, — обеспечили им побег. 

Братьям судьба предоставила много покровителей: Ошу, Ходора, детей из другого дома, которые готовы были рискнуть своими жизнями ради мальчиков, и как выяснилось, не просто так. Брандону было суждено раскрыть две ключевые тайны: надвигающейся угрозы для жителей Семи Королевств и немаловажную тайну своей семьи.

Добравшись до человека, именуемого «Трёхглазым вороном», Брандон познакомился со странными местными обитателями, — детьми леса. Когда первые люди мигрировали в Вестерос и начали уничтожать деревья, дети леса защищали их, вынужденно прибегнув к созданию «Белых ходоков» — опасной ледяной армии мёртвых под предводительством Короля Ночи, которая позже обернулась против обеих сторон.

Осознав их угрозу, первые люди и дети леса объединились и уничтожили мертвецов, но как стало известно — ненадолго...

— Это была ты... «Белых ходоков» создали вы!

— Мы вели войну... нас убивали, наши священные деревья вырубали, — нам пришлось защищаться.

— От кого?

— От вас... людей.

Диалог между Брандоном и Листочком.

В конце-концов, «Белые ходоки» настигли Брандона и его друзей. Король Ночи желал уничтожить «Трёхглазого ворона», который мог проследить за каждым его шагом. Как выяснилось, отныне Брандону суждено было стать «Трёхглазым вороном». Впредь, он мог видеть всё то, что происходило в мире, но цена была слишком велика... 

В силу этого, Король Ночи теперь открыл охоту на самого Брандона. Ходор, которому суждено было его защищать — погиб, сдерживая дверь от полчища мертвецов, а личность Брандона Старка навсегда была уничтожена. 

Так же, сюжетная арка Брандона раскрыла очень интересующий меня вопрос касаемо его отца, Эддарда. Раннее я описывал Неда как человека чести и благородства, но я бы так не восхвалял главу Старков, если бы не выяснилась тайна происхождения его «сына-бастарда», Джона Сноу. 

Как стало известно из видений Брандона, Эддард не изменял своей жене Кейтилин, а Джон был сыном его сестры, Лианны. Она не хотела, чтобы Роберт узнал, что она родила мальчика от другого человека, а потому попросила брата уберечь эту тайну.

Таким образом, Эддард готов был выставить себя рогоносцем любимой жены, лишь бы уберечь жизнь сына своей сестры. Этот факт у меня вызвал ещё большее уважение к главе дома Старков. Как же мне было больно в лишний раз осознавать, что благодетели этого человека вредили ему же самому. 

Если бы в нашем мире было больше таких благородных людей, как Эддард Старк, то он определённо был бы лучше... 

Последняя просьба умирающей сестры к брату.
«Эддард... Роберт не должен узнать, обещай мне!». *неразборчиво что-то шепчет на ухо*

Брандону Старку была отведена особая роль в этой истории. Помимо раскрытия тайн своей семьи, ему было суждено раскрыть тайны надвигающейся угрозы для всего человечества, но какой ценой? 

Он стал калекой и был изгнан с собственного дома. В тяжёлом пути, ему пришлось пережить разлуку с близкими и гибель преданных друзей. На него открыла охоту сама смерть, а его личность была навсегда стёрта. 

Невольно задаёшься вопросом, за что на долю одного невинного мальчика выпало столько горестей? Было очевидно, что судьба имела на него особые планы, а его история ещё была далека от развязки...

Часть II. Порочная семья

«Ланнистеры всегда платят свои долги». 
                                                                                             Поговорка о доме Ланнистеров

Пока Старки были разобщены: воевали, находились в тяжёлом пути, жили среди врагов, раскрывали тайны надвигающейся угрозы для всех жителей Семи Королевств, в Золотой Гавани жила другая семья — Ланнистеров, врагов Старков, послуживших фактически главной причиной их временного разобщения и падения. 

Помимо внешних врагов, Ланнистеры имели и внутренних, — собственных членов семьи.

ТАЙВИН ЛАННИСТЕР

Тайвину Ланнистеру, главе семьи со знаменем львов, были свойственны такие качества как: расчётливость, прагматизм, чёрствость и властность. 

Если Эддард Старк руководствовался принципами, которые сдерживали от многих бесчестных поступков, что в итоге привело его к гибели, то Тайвин руководствовался фразой «Цель оправдывает средства», что позволило прожить ему намного дольше. 

Однако, покинув сей мир, он оставил в отношении себя много ненавистников — в том числе и своего собственного сына...

Тайвин действительно готов был пойти по головам, лишь бы обеспечить безопасность и сохранение чести своего дома. Видя значительные успехи Робба Старка на войне, именно он договорился с Фреями насчёт резни Старков на «Красной Свадьбе», беспокоясь о том, что волки из мести настигнут львов и прольют их кровь без колебаний.

Однако, проблема Тайвина как отца заключалась в том, что, беспокоясь о жизни и чести своих детей, он при этом забывал уделять им должное внимание. Родительская оплошность дошла до таких пределов, что из его глаз выскользнул факт кровосмешения собственных дочери и сына. Третьего же ребёнка, Тириона Ланнистера  Тайвин так вообще презирал.

Я могу понять его с точки зрения того, что одного отца, весьма озадаченного делами государственной важности, недостаточно для полноценного воспитания троих детей. Но, с точки зрения ненависти к собственному, причём, весьма достойному сыну,  я его понять ну никак не могу.

Жена Тайвина умерла во время родов Тириона, а потому отец винил сына в «убийстве» своей любимой жены. Внутренняя ненависть отца к своему чаду проявлялась на каждом шагу: Тайвин поручал Тириону следить за грязной канализацией, тогда как ко двум старшим детям он проявлял более почётное отношение, он готов был выделить войска для освобождения Тириона из заточения вовсе не из-за любви к нему, а лишь из соображений того, что он Ланнистер, а честь дома для Тайвина была превыше всего. 

Кроме этого, Тайвин лишил сына законного наследства, несмотря на то, что Тирион добросовестно выполнял обязанности Десницы и отважно сражался за свой дом в «Битве у Черноводной».

Разговор между Тайвином и Джейме Ланнистерами насчёт освобождения Тириона и чести семьи.

— Я дам тебе половину войска... 30-ть тысяч. Ты приведёшь их к родовому замку Кейтилин Старк, напомнишь ей, что Ланнистеры всегда платят долги.
— Не думал, что ты так высоко ценишь жизнь моего брата.
— Он Ланнистер. Пусть самый ничтожный, но он один из нас. И чем дольше он остаётся пленником, тем меньше наше имя внушает уважение.
— Значит льва волнует мнение о...
— Нет! Это не мнение, а факт! Если кто-то может схватить одного из нас и держать его в плену безнаказанно, наше имя перестанет внушать страх.
— *молчание*
—  Твоя мать мертва. Вскоре умру и я, и ты, и твой брат, и твоя сестра и все её дети. Мы все умрём и будем гнить в земле, но наше имя будет жить, оно останется в веках. Не твоя честь, слава, а честь семьи, ты понимаешь?

Но, одна суровая история Тириона переплюнула все несправедливые и чёрствые поступки Тайвина по отношению к сыну. Будучи юнцом, Тирион полюбил девушку по имени Тиша, которую он с братом спас от двух насильников. Юноша влюбился настолько, что обручился с ней на следующий день. Об этом узнал его отец Тайвин, который заставил Джейме сказать, что она была проституткой. Приведя сына в казармы, он заставил его смотреть на то, как Тиша за деньги обслуживает солдат.

«Сначала отец заставил брата рассказать мне правду. Дело в том, что она была проституткой. Джейме всё подстроил: дорогу, насильников и прочее. Он решил, что мне пора переспать с женщиной. А после того, как брат загнался, отец приказал привести мою жену и отдал своим охранникам. Он осыпал ей монеты серебром за каждого, много ли куртизанок берут так дорого? Он привёл меня в казарму и заставил смотреть. И, в конце-концов, она набрала столько, что монеты сыпались сквозь её пальцы и катились по полу».
Рассказ Тириона про Тишу и поступок отца.

Напряжённые отношения отца и сына дошли до таких пределов, что Тирион лишил жизни своего создателя. К сожалению, я ещё не имел чести подробно ознакомиться с романами Джорджа Мартина, но я наслышан о том, что мотив убийства Тирионом отца в книжной версии отличается от киноадаптации, а потому хотел бы провести их сравнение.

В книжной версии Тирион всё же узнал от Джейме, что его бывшая жена Тиша не являлась проституткой, а Тайвин всё подстроил. Это оправданно разозлило Тириона, поэтому он направился в покои отца, чтобы узнать, где она сейчас находится. Тайвин дважды назвал её проституткой, хотя она таковой не была, что обозлило Тириона и он выстрелил в него.

В киноадаптации мотив был послабее. Шая, новая любовь Тириона, была настоящей проституткой. Она свидетельствовала против Тириона на суде, хотя он хотел её же обезопасить. А когда Тирион пришёл в покои отца, то увидел Шаю, переспавшую с его отцом. Она напала на Тириона, в результате чего он её убил. 

Этот момент был и в романе, но если в книжной версии Тирион выстрелил в Тайвина за несраведливое оскорбление Тиши, то в сериале он выстрелил за оскорбление Шаи, которую Тайвин так же дважды назвал проституткой, но ведь она и была ею.

К слову, как по мне, Тайвин всё же не лукавил сказав, что не дал бы казнить Тириона. Как я уже и говорил, для Тайвина честь семьи превыше всего. Какие бы отношения между ним и его сыном не были, он бы не допустил, чтобы Тириона казнили на глазах всего люда. Да, может и не от большой любви к нему, но всё же. Максимум, что он бы сделал — отправил его на Стену служить Ночному Дозору.

И самое главное: убив Тайвина, Тирион лишил брата и сестру реальной опоры в будущем, а ведь брат его спас не для того, чтобы он пошёл в покои отца и пустил в него стрелу в сортире, — вышло немного эгоистично. 

Я всё же считаю, что ему просто не стоило идти к отцу в ту ночь, а просто сбежать. Тогда бы не было того психологического накала, который вынудил Тириона совершить отцеубийство.

Отрывок из последнего разговора между сыном и отцом.

— Всю мою жизнь, ты желал мне смерти...

— Да. Но ты не хотел умирать, я это уважаю, даже восхищаюсь. Ты готов драться, лишь бы забрать своё. Я бы не позволил казнить тебя, ты этого боишься? И не дам Илину Пейну обезглавить тебя. Ты Ланнистер. Ты мой сын.

Тайвин Ланнистер, бесспорно, был весьма расчётливым человеком, для которого честь и безопасность своего дома были не пустым звуком. Однако, утрата жены, лишение детьми материнской любви и родительская оплошность создали зачатки ненависти, порочности и недоверия между кровной роднёй.

Всё дошло до того, что сын поднял руку на отца. Возмущаться ли поступком Тириона? Думаю, что этот вопрос весьма субъективный, и каждый должен дать на него ответ сам. Но, одно я могу сказать точно — если бы Тайвин остался в живых, то при нём не произошло тех не самых приятных событий, с которыми пришлось столкнуться его двум старшим детям в дальнейшем...

ДЖЕЙМЕ ЛАННИСТЕР

Джейме Ланнистер, старший и любимый сын Тайвина, — весьма неоднозначная личность. Кровосмешение со своей сестрой, сбрасывание ребёнка с башни, бестактность, клятвоотступничество, убийство собственного кузена, — вызывали не более чем отвращение от данного человека. 

Однако, с каждым новым сезоном, в личности Джейме невозможно было не заметить и немало достойных качеств, которые начали в нём проявляться во время долгого пути в Золотую Гавань с Бриенной Тарт.

Пользуясь случаем, я просто не могу умолчать о доблестной Бриенне, ведь она является ярким олицетворением той женщины, которая напрочь опровергает стереотип о том, что в представительницах прекрасного пола не может жить дух настоящего война. 

Её смелости, способности искусно владеть мечом и верно служить своим клятвам, — может позавидовать огромное количество мужчин. В ней текла знатная кровь, но, как и в случае с Арьей, она не была создана для ношения изящных платьев и получения комплиментов со стороны мужчин. Вместо них она получала тонну насмешек за свою мужеподобную внешность. Бриенна была сильна внешне, но ранима внутри, она чувствовала себя подавленной, пока её не поддержал Ренли Баратеон, дав ей возможность поверить в себя. 

С тех пор, она служила ему верой и правдой, пока он не был подло убит своим вторым братом, — Станнисом Баратеоном. Благо, в этот трудный для неё момент с ней рядом находилась Кейтилин Старк, которая предложила ей служить дому Старков.

Для семьи Старков Бриенна была словно ангелом-хранителем, давшим обещание Кейтилин найти и защитить её дочерей. Даже после смерти их матери, она из кожи вон лезла, чтобы отыскать девочек и обеспечить им покровительство. Получая отвержения с их стороны, она старалась тайно идти по следу, лишь бы с ними ничего не случилось. Так, она спасла Сансу Старк от пленения вероломными Болтонами.

Высказывание Бриенны Тарт.
«Всю мою жизнь мужчины вроде тебя поднимали меня на смех. И всю мою жизнь я стирала мужчин вроде тебя в пыль».

Во время пути Бриенны и Джейме он долгое время был резок с ней, но убедившись в её мастерстве, смелости и верности, — проникся ею. 

Когда они попали в плен к людям Болтонов и Бриенна могла получить очередной плевок в душу со стороны противоположного пола, — Джейме убедил их не посягать на её честь. Когда её поставили в неравный поединок с огромным медведем, — он прыгнул прямо в пучину сражения и спас Бриенну от растерзания.

Так же, Джейме подробно поведал ей, почему же он убил «Безумного короля». Помимо желания сжечь дотла тех, кто был с Эйрисом не согласен, в том числе и невинных, он приказал Джейме убить его собственного отца Тайвина, так как последний помогал восставшим. Естественно, Джейме не колебался, когда стоял выбор между жизнью короля и отца.

По итогу, Джейме спас огромное количество жизней и жизнь своего создателя, но получил клеймо «цареубийцы» и «клятвоотступника», которое сопровождало его всю жизнь...

— Вы не рыцарь! Вы нарушили все свои клятвы.

— Клятв так много. Только и делаешь, что клянёшься. Защищай короля, слушайся короля, слушайся отца, защищай невинных, охраняй слабых. А если твой отец презирает короля? А если король убивает невинных? Слишком много обязательств. Что ни делай, какую-нибудь клятву да нарушишь.

Диалог между Кейтилин Старк и Джейме.

Помимо всего прочего, Джейме являлся просто замечательным братом для Тириона. Он был единственным в семье, кто искренне любил своего младшего брата и беспокоился за его жизнь. Именно он проявлял инициативу вызволить Тириона из плена Старков, тогда как Тайвин хотел это сделать только ради сохранения чести семьи. Джейме всеми силами пытался спасти Тириона от возможной казни, единственным навещал его в темнице. 

В результате — он обеспечил ему побег, а прощальное объятие братьев было необычайно трогательным...

Трогательное прощание братьев.

— Полагаю, пора прощаться.

— *обнимаются*

— Прощай, братец.

— Джейме. Спасибо, что спас мне жизнь...

К Джейме Ланнистеру можно относится по разному, но его любовь к брату, эмпатия к Бриенне Тарт, обоснованная причина убийства «Безумного короля», — просто не могут позволить считать его категорически отрицательным персонажем. 

Его же влечение к своей сестре было настолько велико, что он ради неё готов был нарушать клятвы или убить любого, кто встанет у них на пути. Со временем, он начал жалеть о тех поступках, которые совершал во имя неё...

СЕРСЕЯ ЛАННИСТЕР

Серсея Ланнистер, как и её брат-близнец Джейме, — довольно неоднозначная персона. Будучи единственной дочерью Тайвина, она старалась внимать все уроки своего отца и впечатлять его своими достижениями. С одним братом она вступила в кровосмешение, а другого же вовсе ненавидела ещё с момента его рождения. Со своими же врагами, ставшими на её пути, она долго не церемонилась. 

Однако, за личиной стервозной и властной женщины на самом деле скрывалась чуткая натура, которую королева-регент старалась всячески подавлять, чтобы быть сильной и защитить тех, кто был для неё всем,  своих детей...

Пятый сезон начался с хождения по лесу некой девочки, явно знатной, судя по её одеянию и наличию служанки, но кто она и что делает в лесу? Как стало известно далее, целью её блуждания являлся визит к гадалке, у которой она хотела узнать своё будущее. Начало пророчества было довольно оптимистичным: она выйдет за короля, у неё будет трое детей, но всё это омрачил тот факт, что король променяет её на более молодую и красивую девушку, а её троих детей ждёт не самая завидная участь. Этой девочкой оказалась Серсея.

Пророчество гадалки насчёт будущего Серсеи.

— Ты задашь три вопроса. Ответы тебе не понравятся.
— Я обещана принцу. Когда мы поженимся?
— Ты выйдешь не за принца, а за короля.
— Так я буду королевой?
— О да, ты будешь королевой... какое-то время. Но придёт другая, — моложе, прекраснее. Она свергнет тебя и заберёт всё, что тебе дорого.
— У нас с королём будут дети?
— У короля будет 20-ть детей, а у тебя трое.
— Чушь какая-то!
— Золотые будут их короны. И золотыми... их саваны *издевательски смеётся*

Эти пророчества настораживали Серсею всю её жизнь, так как они постепенно и вправду сбывались: ей действительно достался не принц, а король Роберт, который вовсе не питал к ней чувств, а искренне любил только одну девушку — Лианну Старк, о чём в наглую заявлял Серсее. Роберт был просто отвратительным мужем для неё: приходил пьяным и хамил, открыто спал с куртизанками, которые понесли от него целых 20-ть бастардов. Она его ненавидела всем сердцем и как женщину её можно полностью понять.

Она действительно имела троих детей: Джоффри, Томмена и Мирцеллу, да только они были не от Роберта, а от её брата-близнеца Джейме Ланнистера. Любовникам приходилось в страхе держать эту тайну ото всех, так как если бы «скелеты в шкафу» были обнаружены, то их и детей могла ждать только плаха. 

Когда половина пророчества сбылась, Серсея понимала, что постепенно оно начинает добираться и до её детей, а потому она была готова пойти на всё ради них...

Нрав первенца Серсеи Джоффри, — внушал немалый страх и настороженность в сердце матери. Садизм, хамство, неблагодарность, трусость и небольшой ум, — делали его самым отвратительным как с точки зрения человечности, так и с точки зрения государя. 

Когда Серсея обеспечила незаконное восхождение сына на Трон, она была в ужасе от неожиданного приказа Джоффри казнить Эддарда Старка, ведь именно это наиглупейшее решение открыло страшную войну, из-за которой погибло немало людей. В силу военных расходов, народ начал голодать настолько, что стал прибегать к каннибализму, и вместо того, чтобы сделать жизнь своих людей лучше, Джоффри их начал массово истреблять. 

Во время «Битвы у Черноводной», Джоффри струсил и бросил свою армию на произвол судьбы. Разумные советы своего дяди Тириона и деда Тайвина слушать не желал, а только хамил и даже посмел заказать убийство собственного дяди за правду, высказанную ему в лицо. 

Определённо, он является ярчайшим примером того, каким правитель быть не должен.

— Изменники! Я казню их всех!
— Ты просто слепой дурак!
— Не смей меня оскорблять!
— У нас были злобные короли, короли идиоты, но злобных идиотов королей ещё не было!
— Ты не смеешь!
— Смею и говорю!
— Они напали на меня!
— В тебя бросили коровьи лепёшки и ты решил убить их всех?! Они голодают, глупец! Из-за войны, которую ты начал!
— Ты говоришь с королём!
— *даёт пощёчину*. А теперь я ударил короля, разве моя рука отсохла?!

Тирион отчитывает племянника во время бунта.

С точки зрения воспитания, Серсея всё же причастна в укреплении злобной сущности Джоффри. Когда он ранил в неравном бою друга Арьи, размахивал в её сторону мечом, за что получил укус от её волчицы, — Серсея пожелала наказать волчицу вместо того, чтобы разобраться в ситуации и поставить своего сына на место, хотя бы наедине. Когда он спросил, являются ли Старки врагами Ланнистеров, Серсея дала положительный ответ. 

Она допускала его жестокое отношение к Сансе Старк, а если и сдерживала, то только из соображений того, что союз с ней является выгодным для Ланнистеров. Учитывая отношение Роберта к ней, она могла войти в положение Сансы, научить сына обращению с леди, но этого не произошло.

Когда он по скотски относился к своему дяде Тириону, грубил деду Тайвину, — она ничего ему в замечание не говорила. Конечно, можно заявить, что Джоффри даже могила бы не исправила, но и нельзя сказать, что Серсея способствовала улучшению его нрава. 

Естественно, одиозность Джоффри привела его к неминуемой гибели через мучительное отравление на собственной свадьбе, и первое чадо матери умерло на её собственных руках...

Не успели у Серсеи зажить раны после смерти первенца и своего отца, как она получает угрожающее послание из Дорна, намекающее на то, что её дочери Мирцелле может быть причинён вред. Серсея незамедлительно послала Джейме, как отца девочки, спасти её от рук дорнийцев.

Жаждой мести была охвачена Эллария Сэнд в связи с утратой мужа, Оберина Мартелла, во время его поединка с Григором Клиганом, из-за чего она возненавидела весь дом Ланнистеров. Её мотивация выглядела крайне глупо, так как её муж пал в поединке, он знал, на что шёл и во время боя им овладели эмоции, из-за которых он допустил фатальную ошибку. 

Правитель Дорна, Доран Мартелл, был здравомыслящим человеком, который понимал, что начинать войну с короной из-за проигрыша его брата на поединке, — это весьма неразумный шаг. Когда Джейме пришёл спасти свою дочь, Доран радужно его принял несмотря на проникновение, выслушал и отпустил вместе с Мирцеллой и своим сыном, который очень любил девушку. 

Эллария не разделяла взглядов с Дораном. Во время отплытия Ланнистеров, она весьма странно поцеловала Мирцеллу. После отплытия, устроила успешный переворот в Дорне и убила брата своего усопшего мужа.

Диалог между Дораном Мартеллом и Элларией Сэнд.

— Ты хочешь войну?

— Этого жаждет вся страна.

— Значит нам повезло, что это решает не страна.

Как это бывает в жизни, дабы сделать врагу больнее, вред причиняется самому дорогому ему человеку. Радость того, что Джейме спас свою дочь, — была недолгой. Странный поцелуй Элларии перед отплытием Ланнистеров оказался отравлением ядом под названием «Долгое прощание», которое погасило искру жизни невинной Мирцеллы. 

Как Джоффри умер от яда на руках матери, так и Мирцелла ушла из жизни от отравы на руках отца. Что это? Расплата за порочное зачатие? Возможно... но нет ничего страшнее того, когда родители хоронят своих детей, как бы они созданы не были...

После смерти Джоффри, Железный Трон должен был занять его брат Томмен, — абсолютный антипод Джоффри. В отличии от своего старшего брата, Томмен был милосердным и добрым, советы каждого внимал и уважал, но при этом был слишком внушаем и доверчив, а бремя правления не любит крайности. Если Джоффри был слишком жесток, за что поплатился жизнью, то излишняя робость Томмена так же привела его ни к чему хорошему. 

Когда дом Тиреллов принёс победу Ланнистерам во время «Битвы у Черноводной», Лорас Тирелл попросил у тогдашнего короля Джоффри обручиться с Маргери Тирелл, сестрой Лораса. Для Серсеи, семья Тиреллов постепенно начала превращаться в объект ненавистничества. 

Маргери не внушала доверие в материнское сердце Серсеи, за личиной милой и добродушной девушки она видела изворотливую и хитрую интригантку, которая пытается очаровать её сыновей и удержать статус королевы. Чувство матери никогда не бывает ошибочным.

От Ренли Баратеона она перешла к Джоффри, после смерти Джоффри она тут же начала лесть к будущему престолонаследнику Томмену, который был ещё, можно сказать, ребёнком. Не опытного юношу очаровала лесть своей новой подруги настолько, что она легко настроила сына против матери. 

Ненависть к этой семье у Серсеи укреплялась так же тем, что Тайвин хотел выдать её замуж за Лораса Тирелла, который был явным гомосексуалистом.

— Называть себя королём, не значит стать им, и если Ренли не был королём, значит, и я была не королевой.

— А вы хотите быть королевой?

— Нет. Я хочу быть единственной королевой.

Диалог между Петиром Бейлишом и Маргери Тирелл.

Серсея понимала, что после смерти отца, ей уже никто не помешает избавиться от Тиреллов. Она решила заключить сделку с теми, кто в дальнейшем превратит её жизнь в сущий ад. Надеясь дать под суд Маргери и Лораса религиозным фанатикам, которые несли только насилие и разруху, она сама угодила в их плен из-за слухов об интимных отношениях с братом.

«Тропа позора».

Томмен же ничего не предпринимал для спасения матери. Он даже не навещал её, когда она так в нём нуждалась, терпела пытки и унижения. Всё дошло до того, что женщине знатных кровей пришлось пройти оголённой через толпу озлобленных и унижающих её людей для «искупления», пока сын отсиживался в замке.

При всём моём неуважении к Джоффри, стоит признать, что он бы не допустил пленения матери и разнёс бы септу в пух и прах. Тайвин же, наверное, в гробу перевернулся от того, через какое моральное унижение пришлось пройти его дочери и как это ужасно сказалось на чести семьи.

Томмен всё больше начинал отдаляться от своей матери, заключив союз с теми, кто заставил её пройти через тропу унижения. Он не дал матери посетить похороны собственной дочери, потому что ему запретили фанатики. Он даже ввёл закон об отмене испытания поединком, а ведь это был единственный шанс Серсеи избежать суда. Зато, он спас от унижения свою суженную-лицемерку, разум которой был одурманен Его Воробейшеством и она начала втягивать Томмена ещё и в религию.

Лишившись реальной поддержки сына, Серсея решилась пойти на радикальные меры.

Убедившись в существовании дикого огня, размещённого ещё при Эйрисе Таргариене II под септой для того, чтобы её взорвать — Серсея решила докончить дело «Безумного короля».

Дождавшись, когда враги соберутся в септе и не дав сыну попасть в эпицентр взрыва, — она устроила грандиозный фейерверк, избавившись от всех тех, кто завидовал ей, тех, кто пытался скрыть свою ненависть за занавесью веры и жажды правосудия. 

Серсея любуется уничтожением септы диким огнём.

У Серсеи оставалась отчаянная надежда, что она сможет одолеть злой рок судьбы и сохранить жизнь своего последнего ребёнка. Однако, трепетно пытаясь уберечь Томмена, — она косвенно явилась причиной его смерти. 

Излишне ранимое сердце парня не могло перенести взрыв Маргери и стольких людей. Он убедился, что помимо бремени правления, он не сможет выдержать бремени жизненной борьбы, а потому наложил на себя руки, тем самым предав ещё больше свою мать.

Серсею трудно назвать приятным человеком, но с точки зрения женщины и матери её можно полностью понять и даже проникнуться: многолетний брак с человеком, который в открытую изменял ей, хамил и не любил, требование отца выйти замуж за гомосексуалиста, просто потому что это выгодно для их семьи, публичное унижение её женского достоинства перед лицемерным народом, — могли сломить любую женщину. 

Потеря же всех троих детей, — давала повод одномоментно добить сердце любящей матери. Как и Кейтилин Старк, Серсея была преданна своим детям вопреки всему на свете. 

Но, все эти кошмары судьбы не сломили её, а напротив — сделали сильнее настолько, что она стала королевой Семи Королевств, и воздала всем тем, кто пытался причинить ей и её семье боль...

ТИРИОН ЛАННИСТЕР

Тирион Ланнистер, является истинным олицетворением того человека, отсутствие внешней красоты которого компенсировалось наличием харизмы, ума, чувства юмора, смелости и благородства.

Для отца и сестры он являлся злобным похотливым бесом, забравшим жизнь своей матери при рождении. Перед обществом же представал как объект для насмешек. Всю свою жизнь он незаслуженно был изгоем из-за внешности, тогда как по остальным параметрам превосходил всех членов семьи и общество вместе взятых.

Сочетание его внешнего проклятья и внутреннего дара не давало ему приживаться нигде, поэтому ему приходилось скитаться, пытаясь найти своё предназначение в жизни...

Среди Ланнистеров, Тирион был единственным, кто поистине эмпанировал семье Старков. Когда Брандон Старк лишился ног, Тирион создал для него специальное седло для езды верхом, но по закону подлости, Кейтилин Старк стала подозревать именно Тириона в виновности искалечивания её ребёнка и даже взяла его в плен.

Когда Тирион узнал о сделке своего отца Тайвина с Фреями о безжалостной резне на «Красной свадьбе», он весьма критически отнёсся к такому вероломному подходу окончания войны. В глубине души он сильно сочувствовал семье Старков и ему было больно наблюдать за тем, какие несправедливые ненастья постигают этот дом.

Особое уважение к Тириону вызывало его благородное отношение к Сансе Старк. Когда его подлый племянник пытался публично унизить Сансу за успехи её брата на войне, — Тирион защитил честь девушки и отчитал племянника, тогда как другие и пикнуть боялись. Расчётливое решение Тайвина женить Тириона на Сансе могло быть ещё одной причиной нанесения и без того немалой психологической травмы для девушки, если бы Тирион был беспринципным деспотом. Но, к счастью для неё — он был благороден, и даже мысли не допускал покуситься на её честь, а напротив, пытался защитить.

Определённо, если бы все Ланнистеры хоть чуточку были похожи на Тириона, то дома со знаменем волков и львов жили бы в мирном сосуществовании. И даже дружбе.

— Она станет твоей королевой. Тебя не заботит её честь?

— Я её наказываю

— И за что же? Она не сражалась вместо брата, недоумок.

— Да как ты смеешь?! Король делает, что хочет!

Тирион ставит на место племянника в защиту Сансы Старк.

Зрелищная «Битва у Черноводной» ярко продемонстрировала ещё немало достойных качеств Тириона: тактическое мышление, лидерство, мужественность и отвага. Когда войска Станниса Баратеона наступали в Золотую Гавань через море, — Тирион создал для них ловушку, заманив их под обстрел диким огнём, в результате чего, добрая половина флота Станниса была полностью уничтожена. 

Далее, когда Джоффри, будучи правителем, струсил и бросил своих людей на произвол судьбы, — именно Тирион взял на себя бремя лидерства, произнёс воодушевляющую речь и ринулся, будучи карликом, прямо в пучину суровой неравной борьбы. Если бы не он, большая часть женщин Золотой Гавани была бы давно обесчестена, а мужи, дети и старики жестоко убиты. 

Что же он получил в качестве благодарности? Джоффри, от небольшого ума, заказал убийство своего дяди прямо посреди битвы, так как именно Тирион прямо или косвенно давал племяннику объективное осознание того, насколько же он никчёмен как человек и правитель. Из-за покушения, Тириону достался огромный шрам на лице, а вдобавок он был лишён должности и наследства своим отцом. 

Во время его свадьбы с Сансой над ним насмехались те, кто до сих пор дышал благодаря нему. Они собрались судить его за убийство того, кого он не убивал, того, кто бросил их жалкие жизни на произвол судьбы. Против него свидетельствовала сестра, возлюбленная, которую он пытался защитить. 

Когда стакан терпения был переполнен и Тирион понял, что от него отвернулись все, кроме брата, он высказал лицемерам и трусам на суде всё то, что так много лет копилось внутри.

Отрывок из речи Тириона на суде.

— Я спас вас. Я спас этот город и ваши ничтожные жизни. Нужно было позволить Станнису убить вас всех.
— Тирион! Ты желаешь признаться?
— Да, отец. Я виновен. Виновен. Ты же это хотел услышать?
— Ты признаешься, что отравил короля?
— Нет, в этом я не виновен. На мне есть более чудовищная вина. Я виновен в том, что я карлик.
— Тебя судят не за то, что ты карлик.
— О, наоборот. Меня судят за это всю мою жизнь.

Начиная от семьи и заканчивая обществом, — Тирион Ланнистер испытал на себе всю сущность жизненной несправедливости, людского лицемерия, трусости, жестокости и непостоянства. Поняв, что ему не место в обители никчёмных королей, неблагодарного люда и не ценящей семьи, — он был вынужден покинуть Золотую Гавань, как думал, навсегда. 

Ему казалось, что его жизнь уже окончательно лишена хоть какого-либо смысла, что он отвергнут всеми и его потенциалы уйдут вместе с ним в могилу. Но судьба так не считала, так как его благодетели ещё должны были внести свою значительную лепту в предстоящие немаловажные события...

Часть III. Обманчивая религия или разумный подход?

«Железный Трон мой. По праву. И всякий, кто это отрицает — мой враг». 
Станнис Баратеон

Пока Старки и Ланнистеры пытались свести счёты, на другом конце Семи Королевств — Драконьем Камне, проживал человек, который имел свои претензии на престол. Жажда власти поглотила его до такой степени, что он был готов пойти по головам ради завоевания Железного Трона, — даже ценой жизни собственной родни...

СТАННИС БАРАТЕОН

После смерти короля Роберта Баратеона и выяснения того, что его дети не от него, Станнис Баратеон провозгласил себя законным наследником Железного Трона. Для многих он представал как опытный полководец и прирождённый лидер, который, несомненно, заслуживал получить власть в свои руки. 

Весьма вероятно, что это было действительно так, ведь славу человек приобретает не за красивые глаза. Но перед нами Станнис предстал на той стадии, когда его разум был одурманен предсказаниями о том, что именно ему предрешено выиграть в «Войне пяти королей». 

Со временем, мысль о получении абсолютной власти начала выявлять в Баратеоне не самые благодетельные черты...

Знакомство зрителя со Станнисом началось с того момента, когда некая загадочная красноволосая женщина принялась сжигать статуи Семерых Богов, в которых так рьяно верили жители Вестероса. Приказ этот отдал сам Станнис, так как уверовал в нового Бога — Владыку Света, который сулил ему восхождение на престол. Проводником между Станнисом и Владыкой Света была Мелисандра, — та самая красноволосая женщина, которая вселяла веру во Владыку не просто сотрясая словами воздух, а через видения.

Противником идей Мелисандры и наиболее приземлённым сторонником Станниса был его советник, — Давос Сиворт. Этот человек происходил из простой семьи и не имел образования, но с его разумом мало кто смог бы потягаться. 

Давос — истинное олицетворение верного и разумного Десницы. Он обладал даром убеждения, мастерски заключал для Станниса военные союзы, его советы были на вес золота, он не боялся говорить Станнису правду в лицо, а ведь именно это делает советника — советником, а не мерзкое лицемерие тех же членов Малого Совета из Золотой Гавани.

Оказавшись на распутье между верой и разумом, Станнис решил выбрать первый вариант, так как мёд для ушей был слаще горькой правды. В последствии, Баратеон начал принимать ряд недальновидных решений, которые медленно, но метко вели его к краху...

Помимо Станниса, свои претензии на престол заявлял его младший брат, — Ренли Баратеон. Ренли был по нраву более мягок, чем его старший брат. В отличие от него, Ренли готов был вступить в союз со Старками, ведь это было действительно выгодно для обеих сторон, к тому же их дома связывает давняя дружба.

Ренли изначально не видел в Станнисе правителя, в его глазах он больше походил на полководца и не более того. Между братьями назрел конфликт, в результате которого старший брат словно Каин поднял руку на младшего с помощью «Тени», которую Мелисандра родила от Станниса для убийства Ренли. 

Такой вероломный подход в убийстве собственного брата уже вызывал неприятные впечатления от Станниса. Стало ясно, что он готов пойти по головам ради власти, и на этом даже не думал останавливаться...

Бриенна Тарт рассказывает Подрику об убийстве Ренли Станнисом.

— Он танцевал со мной, потому что был добрым и хотел поддержать. Надо мной не смеялись только благодаря нему. С того дня и до его смерти, от которой я не смогла его спасти... Нет ничего хуже, чем неспособность защитить любимых. Когда-нибудь, я отомщу за короля Ренли.
— Но Вы говорили, что его убила тень. Как ей отомстить?
— Тень с лицом Станниса Баратеона. Это был Станнис, я чувствую сердцем. Станнис — человек, а не тень, а человека можно убить.


У Станниса были жена и дочка, которых он редко навещал. Его супруга обезумела от веры во Владыку Света и допускала любовные отношения мужа с Мелисандрой, ведь, по её мнению, это делалось во славу Бога Солнца. Дочь она ненавидела из-за её болезни и нежелании принять новую религию. Мадам определённо вызывала не более чем отвращение.

Девочка же была очень умна: умела писать, читать и стремилась узнать как можно больше об окружающем её мире. Если бы Станнис занял Трон, то она бы была достойной наследницей, так как её потенциал был виден невооружённым взглядом. Так же она была очень дружна с Давосом Сивортом, который относился к ней как к собственной дочери. Она научила его письму и чтению.

Девочка была больна хворью, которая могла уже давно убить её, если бы не врачи, которых Станнис позвал со всего света, чтобы спасти дочь. Мне не нравилось то, как Станнис попал под влияние Мелисандры и старался отстранять от себя Давоса, но его искренняя любовь к дочери вызывала у меня большое уважение. 

Однако, Станнис всё же совершил непоправимый поступок, которой окончательно обрубил какое-либо уважение к себе...

— Но, почему я получила подарок?
— Вы его заслужили. Мой сын пытался научить меня чтению, Боги как же я упрямился. Мне и неграмотным было неплохо, я мог бы упираться до могилы. А стоило его послушать... Это моя скромная благодарность. За то, что Вы научили меня быть взрослым.
— *смотрит с приятной улыбкой*
— Я уеду на несколько дней, принцесса. И когда вернусь, хочу послушать про «Танец драконов».
— Вы сами её прочтёте.
— *целует Ширен в лоб*

Последний разговор между Давосом Сивортом и дочерью Станниса.

Несмотря на разумный совет Давоса перезимовать на Стене, Станнису было уже невтерпёж покорить Винтерфелл, чтобы в дальнейшем двинуться в Золотую Гавань. Непогода всё больше шла против него, но у Мелисандры, а точнее у Владыки Света было одно предложение для Баратеона — дать в жертву дочку в обмен на оттепель.

Станнис долгое время противился, Мелисандру даже слушать не желал, ведь, как отец может отдать на сожжение собственную дочь ради какой-то власти? Как оказалось — может, и Станнис выбрал власть, а не дочь.

Зная о привязанности Давоса к Ширен, Станнис отправил его обратно на Стену. Последний разговор между Давосом и девочкой вызывал предчувствие, что они беседуют в последний раз. Как будто они сами где-то в глубине души осознавали, что больше не увидятся друг с другом...

Девочка была далеко не глупой. Когда она увидела перед собой место для казни, то поняла, что её страхи стали явью, и даже отец отвернулся от неё окончательно. Подобие родителей собралось смотреть на сожжение дочери. У матери, если её вообще можно так назвать, видите ли, что-то ёкнуло, когда дочь умоляла не делать этого с ней, но было уже поздно...

Если человек не дорожит жизнью собственной дочери, разве ему будет дорога жизнь своих поданных и стоит ли за него вообще сражаться? — именно этим резонным вопросом задались солдаты после сожжения девочки собственным отцом, и оправданно пустились в дезертирство, оставив Баратеона со своими низменными страстями.

Станнис понял, что сотворил страшный, глупый и ничем непоправимый поступок, а потому, в глубине души начал желать собственной смерти. С оставшимся немногочисленным войском, он пошёл сражаться с Болтонами за Винтерфелл, — фактически ринулся на верную смерть. Он понимал, что слухи о его деянии распространятся по всей территории Семи Королевств, а потому единственное, что он мог себе позволить, — это хотя бы умереть как полководец в нецелесообразной битве.

Однако, бумеранг всегда имеет свойство возвращаться в полной мере. Сломленного и раненого Станниса настигла Бриенна Тарт, покаравшая его мечом за убийство Ренли Баратеона, которому она служила верой и правдой. 

Око за око, как говорится. 

То, что сотворил Станнис Баратеон — переплюнуло даже резню на «Красной свадьбе». Если для Фреев и Ланнистеров Старки были никем и звать их никак, то Баратеон соизволил поднять руку на брата, желал смерти своему племяннику и сжёг единственную дочь. Он возгордился, считал, что избран Владыкой Света, был уверен, что займёт Железный Трон, а по итогу погиб, не дойдя даже толком до середины, оставив о себе память детоубийцы. 

Да, я не спорю, что он действительно обладал неплохими лидерскими и командирскими качествами, но он был одурманен религией, которая выявила его низменные человеческие качества, позволившим переступить через принципы ради власти, а за таким человеком априори не пошёл бы никто.

Путь Станниса подтвердил, что Бог Солнца действительно есть и ему что-то нужно от людей, но что? Если Станнис не являлся тем самым избранным, то кто? 

Ответы на эти вопросы находились в той части Семи Королевств, где бывшие насильники, убийцы и воры поклялись защищать род людской от тех ужасов, которые находились по ту сторону Стены...

Часть IV. «Я — меч во тьме; Я — дозорный на стене; Я — щит, который охраняет царство людей»

«Слушайте мою клятву и будьте свидетелями моего обета... Ночь собирается, и начинается мой дозор. Он не окончится до самой моей смерти. Я не возьму себе ни жены, ни земель, не буду отцом детям. Я не надену корону и не буду добиваться славы. Я буду жить и умру на своем посту. Я — меч во тьме; Я — Дозорный на Стене; Я — огонь, который разгоняет холод; Я — свет, который приносит рассвет; Я — рог, который будит спящих; Я — щит, который охраняет царство людей. Я отдаю свою жизнь и честь Ночному Дозору среди этой ночи и всех, которые грядут после нее...» 
                                                                                                      Клятва Ночного Дозора

В Семи Королевствах для преступников есть альтернатива отсечению головы, нанесению увечий и прочим видам известных наказаний, — это служба Ночному Дозору, члены которого поклялись защищать род людской от тех напастей, которые ему могли угрожать. По сравнению с ними, Война пяти королей, — может показаться игрой в песочницу.

На Стене, как в тюрьме — либо ты погибаешь, либо тебя ломают, а возможно и такое, когда ты приобретаешь авторитет среди собратьев настолько, что можешь занять высшую должность Ночного Дозора — лорда-командующего. 

Этого добился один бастард, которому суждено было объединить враждующих людей в лице общей угрозы, надвигающейся с Севера...

ДЖОН СНОУ

В семье Старков, проживал Джон Сноу — бастард Эддарда Старка, которого родила некая трактирщица. 

Для всех являлся странным тот факт, что такой человек чести как Эддард — пренебрёг этой самой честью, тем более путём измены своей любимой жене Кейтилин. 

Сам Нед никогда не рассказывал сыну о своей настоящей матери, но обещал, что когда-нибудь поведает ему о ней. 

Однако, этого не случилось — тайна ушла вместе с Эддардом в могилу, а Джон в это время служил на Стене, в которой он начал узнавать и делать то, что для многих могло показаться просто невероятным...

Дом Старков к Джону относился весьма благосклонно, за исключением жены Эддарда Кейтилин: она осознавала невиновность парня в том, что он родился от другой женщины, но заглушить свою ненависть получалось с трудом. Когда Баратеоны прибыли к Старкам в гости, Джона не впускали на пир по велению Кейтилин, а потому он всё-равно чувствовал себя лишним в стае волков.

Он мечтал пойти туда, куда других отправляли в качестве наказания — служить Ночному Дозору, как свой дядя Бенджен. Когда грёзы Джона наконец исполнились, он попрощался со своей семьёй на очень долгое, суровое и изменчивое время...

— Вы Тирион Ланнистер? Брат королевы?
— Моё высочайшее достижение. А ты бастард Неда Старка, не так ли?
— *недовольно отворачивается*
— Я оскорбил тебя? Прости... но веди ты бастард.
— Лорд Эддард мой отец.
— Но леди Старк тебе не мать, и значит ты... бастард.
Позволь мне дать тебе совет, бастард. Никогда не забывай кто ты, ведь другие не забудут. Носи это как броню и тогда они не смогут тебя ранить.
— Что Вы знаете о том, какого это?
— Все карлики бастарды в глазах отцов...

Разговор Джона и Тириона Ланнистера при их первой встрече.

Прибыв в Ночной Дозор, Джону пришло время проявить себя. Во время тренировок он так мастерски орудовал мечом в бою, что в дальнейшем по совету Тириона принялся обучать новобранцев. 

Руководил подготовкой воронов Алиссер Торн, – весьма одиозная личность, которая больше ломала, нежели воодушевляла новобранцев. В Джоне он видел большой потенциал, а потому к нему проникся ещё большей ненавистью.

Когда в Ночной Дозор прибыл полноватый новобранец Сэм, – Торн и другие вороны нашли в его лице идеальный объект для насмешек, тогда как Джон встал на его защиту, и в дальнейшем между этими двумя начали всё больше укрепляться дружеские отношения.

Сэмвелл происходил из весьма знатного рода Тарли, в котором он так же, как и Джон, не нашёл себе места. Отец Сэма ненавидел его всем сердцем, так как внешне он не смахивал на будущего война, а по натуре был труслив и мягок по мнению отца. 

Однако, внутренний мир его был полон богатства: он был добр и благороден, обожал читать и узнавать новое, являлся верным другом, которому не страшно было бы доверить свою жизнь. Как выяснилось в дальнейшем, мнение о его трусости так же было весьма ложным...

Диалог между Сэмвеллом Тарли и Джоном из книги «Игра престолов».

– Я не знаю, почему ты это сделал, – сказал Сэм. – Но я понимаю, что это сделал ты… – Он застенчиво отвернулся. – У меня никогда ещё не было друга.

– Мы не друзья, – улыбнулся Джон, опуская ладонь на широкое плечо Сэма. – Мы братья!

К недовольству Джона, вместо разведчика он был назначен стюардом Джиора Мормонта, – лорда-командующего Ночным дозором. Сэм был разумен и понимал, что этим командующий хочет напротив приблизить к себе Джона и научить управлению Дозором, – в чём не прогадал. Когда роли между новобранцами были распределены, Джон наконец произнёс заветную клятву Ночного Дозора и стал полноценным вороном.

После отданной клятвы, Джона начали посещать не самые добрые вести: его дядя Бенджен пропал во время разведки, от которой осталось лишь два трупа. Один из них восстал из мёртвых и вот-вот мог бы лишить жизни Джиора Мормонта, но Джон спас его, за что в благодарность получил фамильный меч Мормонтов.

Но самое удручающее известие Джон получил с Вестероса: его брат Робб отправился на войну с Ланнистерами за казнь отца, и перед Джоном встал первый нелёгкий выбор: нарушить клятву, недавно отданную Ночному Дозору и отправиться на помощь к брату, либо сохранить верность клятве и остаться щитом, который охраняет царство людей.

Совет касаемо разрешения данной дилеммы Джону дал Эймон, — загадочный мейстер преклонного возраста, перед которым так же в своё время стоял выбор между Дозором и своей семьёй, которую истребляли во время восстания Роберта. Почему? Потому что эта семья была не простой, а происходила из рода самих Таргариенов, династия которых много лет правила Семи Королевствами. Отказавшись от претензий на престол, Эймон посвятил свою жизнь во служение Ночному Дозору, и даже когда его семью истребляли, он остался верен своей клятве.

Для Джона всё-же семья была важнее отданной клятвы, и он решился дезертировать, пока его не остановили Сэм и другие братья и убедили остаться.

— Ну и вид у тебя сегодня. Ночная езда-то утомляет.
— Вы знаете?
— Неужели ты считаешь, что меня выбрали лордом-командующим Ночным Дозором за то, что я туп, как полено? Эймон сказал мне, что ты уедешь. Я ответил ему, что ты вернёшься. Я знаю своих людей. Честь заставила тебя ступить на Королевский Тракт, честь и повернула назад.
— Это сделали мои друзья.
— Разве я сказал — твоя собственная?

Диалог между Джиором Мормонтом и Джоном из книги «Игра престолов».

Оставшись на Стене, Джон хотел помочь хотя бы одному из членов своей семьи – дяде Бенджену, который пропал во время разведки. Лорд-командующий одобрил рвение Джона и они отправились за Стену, полную опасностей.

Встретившись с Куореном Полуруким и его дозорными, Джон изъявил желание присоединиться к ним и разведать планы вольного народа — врагов воронов и жителей Семи Королевств, которые пренебрежительно привыкли их называть одичалыми. Они были потомками первых людей, сыгравших существенную роль в создании Стены. Стена была построена для защиты людей от, в первую очередь, восставших мертвецов, именуемых «Белыми ходоками», которых мы рассмотрели раннее. После вторжения андалов — новой расы людей, начался конфликт, в результате которого первые люди отстояли дикий Север, а андалы — юг, то есть территорию Семи Королевств.

В связи с долгим отсутствием мертвецов, они для людей превратились в миф, а Стену начали использовать против своих же ближних. Когда одна из представительниц вольного народа попала в плен к воронам, они желали ей смерти, за исключением Джона  совесть парня не могла позволить поднять руку на девушку. Попав в заложники к Джону, между ними начала проявляться небольшая любовная интрижка. Девушка была проворной, в результате чего Джон сам оказался в плену у одичалых.

Диалог между Джоном и Игритт об андалах и первых людях.

— И вместо того, чтобы лежать с девушкой, ты вторгся в наши земли?
— Вторгся в ваши земли? Это одичалые вторгаются в наши земли! Один пытался убить моего младшего брата-колеку!
— Это не ваши земли! Мы здесь жили всегда, а тут пришли вы, построили большую Стену и объявили своей.
— Моим отцом был Нед Старк. Во мне течёт кровь первых людей, мои предки тоже жили здесь, как и твои.
— Тогда зачем вы с нами сражаетесь?
— *молчание*

В плену оказался и Куорен Полурукий, который разработал план, заключавшийся в его убийстве Джоном для завоевания доверия одичалых и внедрения в их ряды.

Прибыв в их лагерь, он увидел десятки тысяч таких же людей, как он сам, которые жили по своим законам. Встретившись с их лидером, Мансом-Налётчиком, который объединил все кланы из-за угрозы наступления восставших из мёртвых, Джон всё-таки смог его убедить в своей верности. Но, этого было недостаточно... 

Манс отправил Джона вместе со своими людьми в южную часть Стены, чтобы тот выдавал все стратегически важные аспекты обороны воронов для нападения на них в дальнейшем. Игритт была неравнодушна к Джону, а потому хотела убедиться в его верности одичалым, переспав с ним. Ведь, если он так поступит, то нарушит одну из клятв Ночного Дозора, что он и сделал. 

Когда одичалые забирались на Стену, Игритт и Джон были на грани падения. Чтобы они не утащили всех остальных вниз, один из одичалых начал перерезать верёвки, дабы избавиться от них. Благо, влюблённые смогли уберечь друг друга. Общая опасность ещё больше скрепила чувства между вороном и одичалой, а потому они влюбились друг в друга окончательно.

— Скажи, тебя не удивляло, почему братья Ночного Дозора не имеют ни жён, ни детей?

— Нет.

— Чтобы они не могли любить. Любовь убивает чувство долга.

Диалог между Эймоном Таргариеном и Джоном.

Моё отношение к вольному народу весьма благосклонно, ведь они такие же люди, которые лишились большинства своих земель в результате конфликта. Однако, кровь первобытных людей и длительное проживание в диких местах сформировали в них варварство и дикость, которые позволяли им совершать набеги на мирных жителей, убивать и грабить. Для многих из них существует только один закон — естественного отбора, и когда один из них оказывается в опасности, от него пытаются избавиться, лишь бы не уйти вместе с ним в могилу.

Такие варварские законы были чужды Джону. Когда у него начали требовать убийство старика, дабы проверить на прочность, Джон прекрасно понимал, что не осмелится поднять на него руку, а потому сбежал от одичалых и вернулся обратно к воронам, к большому разочарованию новоиспечённой возлюбленной...

Вернувшись в Чёрный Замок, Джон заметил, что с момента его отсутствия утекло много воды. Если одичалые — варвары, то вороны — это бывшие убийцы, насильники и воры, а свои преступные наклонности весьма трудно заглушить надолго. 

Лорд-командующий Ночного Дозора Джиор Мормонт, был убит своими же людьми в Замке Крастера — одичалого, который практиковал инцест со своими дочерями и отдавал в жертву «Белым ходокам» младенцев-сыновей. Отношение мятежников к девушкам было ничем не лучше: они насиловали их и проявляли все свои самые низменные преступные черты. 

Мятеж позволил Джону проявить себя с точки зрения лидера. Аллисер Торн, который ненавидел Джона, собирался отправить его подавить мятеж предателей — он был уверен, что за Джоном никто не пойдёт с учётом опасности миссии. Но, он ошибался: появились добровольцы, которые были готовы пойти за Сноу. Мятеж был успешно подавлен, а девушки спасены.

Помимо мятежников, воронам угрожала внушительная армия одичалых, которая приближалась всё ближе с каждой минутой. Джон предложил разумную идею: закрыть тоннель, через который могут ворваться одичалые, ведь в их запасе были и великаны. Но, самоуверенный Торн не посчитал нужным соглашаться с бастардом, о чём потом глубоко сожалел...

Спор между Алиссером Торном и Джоном насчёт блокировки тоннеля.

— Нам нужно подготовиться.
— Мы подготовились.
— Нужно закрыть тоннель. Завалить камнями и залить водой, чтобы он замёрз.
— И как нам ходить в разведку?
— Никак.
— Трус! Ты хочешь лишить нас ног, вырвать наши глаза и оставить трестись за стеной надеясь, что буря пройдёт мимо?
— Мы не защитим ворота от ста тысяч человек, — *вмешался в спор один из друзей Джона*.
— Эта крепость стоит тысячу лет. И тысячу лет Ночной Дозор её защищал. За всё это время тоннель ни разу не закрывали.
— Вы когда-нибудь видели великана, сир Алиссер? Я видел. Ворота тоннелей их не остановят.

Когда пробил час битвы, Алиссер Торн осознал, что совершил ошибку, не послушав Джона. Десятки тысяч одичалых с великанами приближались к Стене, а Джон вновь проявил себя в качестве лидера, командуя сбрасыванием бочек с горящим маслом на врагов. Спустившись вниз к братьям, он победил весьма опасного тенна. Пять воронов отправилось защищать тоннель от великана, в результате чего героически погибли.

И вот, двое возлюбленных по разные стороны баррикад снова встретились взглядом. Она целилась в него, но, видя его улыбку, не могла пустить стрелу в сердце любимого. Казалось, что она вот-вот передумает, но жизнь порой диктует свои правила игры, и стрела пробила сердце не Джона, а Игритт, в которую выстрелил мальчик Олли, питавший ненависть к одичалым за убийство семьи. 

Умирая на его руках, она произнесла свою излюбленную фразу...

Благодаря Джону, вороны в битве победили, но какой ценой? Большая часть братьев погибла, а второго натиска одичалых Чёрный Замок бы точно не выдержал. Джон вновь решил пойти на безумный шаг: он намеревался отправиться в лагерь Манса под предлогом переговоров и убить его. 

Манс уважал Джона за смелость и решительность, но он понимал, что Джон его враг, который явно собирается его убить, а потому их напряжённый разговор вот-вот мог закончиться бойней, пока не раздался топот лошадей с надвигающимся войском. Кто это был? Как выяснилось, прибыл Станнис Баратеон и его войска.

Узнав от Давоса об угрозе, надвигающейся с Севера — Станнис решил посетить Чёрный Замок, чтобы узнать подробности и заодно показать всем, что он серьёзно намерен покорить Железный Трон. 

Баратеон проникся симпатией к Джону узнав, кто его отец, и даже спросил мнение касаемо того, как поступить с Мансом. Джон заступился за лидера одичалых и спас от казни, но ненадолго — Станнис желал, чтобы Манс преклонил перед ним колено и его люди пошли с ним на Винтерфелл. Но, Манс не мог предать то, за что так рьяно сражался, а потому опроверг предложение и был приговорён к сожжению. Джон, сочувствуя ему, пустил стрелу в грудь, дабы избавить от страданий.

Учитывая раннее нами рассмотренный исход Станнниса, — Манс-налётчик всё же поступил правильно, так как сохранил преданность своему делу и не повёл своих людей на бессмысленную смерть.

— Я буду с тобой честен, я не хочу умирать. Не хочу, чтоб люди запомнили меня горящим и визжащим. Но это лучше ,чем предать всё, во что я верю.
— А что станет с Вашими людьми? Вы сохраните достоинство и умрёте стоя, а они будут петь о Вас песни: как Вы сгорели, непреклонный, великий герой. Но затем придёт зима, а с ней — «белые ходоки» и тогда петь будет некому.
— Ты хороший парень. Правда хороший. Но, если ты не хочешь понять, почему я не поведу свой народ на чужую войну, объяснять нет смысла.

Диалог между Мансом-Налётчиком и Джоном перед казнью.

Станнис предложил Джону то, что вновь поставило его перед выбором между Дозором и семьёй: если Джон пойдёт в поддержку Станниса на Винтерфелл, то сможет забыть о фамилии бастарда Сноу и стать Старком, — законным наследником своего отца. Джон мечтал об этом всю свою жизнь, однако, он не забывал, что его отец был человеком слова, и даже это заманчивое предложение не искусило его бросить своих собратьев.

Когда пришло время демократических выборов нового лорда-командующего, голоса между Джоном и Алиссером Торном поделились поровну. Решающий голос оставался за пожилым Эймоном Таргариеном, который дал его в пользу Сноу.

Речь Сэма во время выдвижения кандидатов на должность Лорда-командующего Ночным Дозором.

— Пока лорд Янос прятался вместе с женщинами и детьми, Джон Сноу командовал. Сир Алиссер бился храбро — это правда, но когда его ранили, именно Джон спас всех нас. Он взял на себя защиту Стены, убил магнара теннов и отправился на переговоры с Мансом, зная, что идёт на верную смерть. А перед этим, он отправил отряд, чтобы отомстить за Лорда-командующего. Мормонт сам назначил Джона своим стюардом, он что-то в нём разглядел, а теперь — разглядели и мы. Возможно он молод, но именно за ним мы пошли в ту проклятую ночь.
— *вороны одобрительно похлопали*

Став Лордом-командующим, Джон принял самое нелёгкое, безумное и, несомненно, исторически значимое решение — он хотел привести вольный народ в Чёрный Замок, дабы воспрепятствовать мертвецам продолжать пополнение своей армии.

Мужественно прибыв в место, где абсолютно любой мог растерзать человека в чёрном одеянии, Джон с трудом, но всё-таки убедил объединиться воронам и одичалым в лице общего врага.

Однако, слова не всегда могут быть так убедительны, пока лицом к лицу не столкнёшься с надвигающейся опасностью. Огромная армия мертвецов настигла Суровый Дом, неся безжалостную резню и разруху. Сотни невинных людей пали от рук самой смерти. Они отчаянно пытались покинуть свой дом, который за короткое время успел превратиться в обитель мёртвых. Кому-то не хватило скорости, а для кого-то не хватало лодок. Удача от многих отвернулась в тот день, и добрая половина людей осталась на растерзание мертвецами. Если бы не Джон Сноу, то жертв было бы намного больше...

Когда наши герои пытались поскорее уплыть от этого ужаса, Король Ночи демонстративно «воскресил» мёртвых, тем самым пополнив свою армию и дав ясное представление о том, какую угрозу они представляют для рода человеческого...

Вернувшись в Замок, Джон вокруг себя сплошь и рядом видел недовольные лица. Вороны не хотели признавать мир с одичалыми, даже несмотря на всеобъемлющую угрозу. У Джона осталось мало друзей: Эймон умер, а Сэм собирался отправиться в Цитадель и стать мейстером, чтобы узнать больше о «Белых ходоках». Этим воспользовались недоброжелатели Сноу.

В одну из суровых зимних ночей к Джону пришёл мальчик Олли, утверждая то, что некто видел давно пропавшего дядю Бенджена. Джон незамедлительно вышел узнать подобности о своём родственнике, но вместо этого, лицезрел табличку с надписью «Предатель». Насторожено обернувшись, перед ним предстали Алиссер Торн, несколько воронов и Олли, которые по одному нанесли глубокое ножевое ранение Джону. Удар Олли стал роковым для жизни Сноу.

Что интересно, данная сцена очень напомнила заговор против Цезаря. Аллисер Торн — это олицетворение членов Сената, которые из зависти не хотели того, чтобы Цезарь (в нашем случае, Джон) добился абсолютной власти и нашли якобы мотив для его устранения. Олли — это Брут, который являлся другом и приближённым Цезаря, предавшим его и нанёсшим решающий ножевой удар.

И вот незадача: Джон Сноу, который защитил Чёрный Замок, зарекомендовал себя как Лорд-командующий, повёл за собой враждебно настроенный народ, — банально погиб от рук заговорщиков. Неужели это и был конец его пути? Как выяснилось, вовсе нет.

В Чёрный Замок вернулась Мелисандра, которая сбежала из лагеря Станниса когда поняла, что он не тот самый избранный Владыки Света. Вокруг холодного тела Джона собрались Давос Сиворт и несколько друзей, осознавая, что он точно испустил дух.

Сюжет не раз показывал, как Бог Солнца воскрешал из мёртвых некоторых людей, которые ему явно нужны были живыми, что ещё больше подтверждало его существование. Давос попросил у Мелисандры попробовать воскресить и Джона. Чувствующая себя обманутой Богом Солнца жрица скептически пыталась это сделать, и всё было тщетно, пока сознание к усопшему телу не вернулось, когда уже все покинули комнату. Богу Солнца было нужно что-то и от Джона.

Его воскрешение потрясло всех. Мелисандру очень интересовало, что он видел после смерти, и как выяснилось, всех людей ожидает небытие. Казнив заговорщиков, которые ничуть не жалели о содеянном, Джон осознал, что не может доверять своим собственным братьям. Он снял с себя одеяние командующего и передал бремя управления Чёрным Замком своему старому другу Эддисону Толлетту. 

Дозор Джона был окончен. 

Джон отказался от своей мечты, а Владыка его воскресил, но с какой целью? Собирая вещи, Джон услышал топот лошадей — некто прибыл в Чёрный Замок. Это была его сестра Санса Старк, которая сбежала под покровительством Бриенны Тарт от захвативших дом Старков Болтонов.

Брат и сестра трогательно обнялись и вспоминали старые-добрые времена, но радость длилась недолго... К Джону пришло письмо с угрозами от Рамси Сноу, — бастарда Болтонов с садистскими наклонностями. Ради власти, он убил собственного отца, а его жену и своего новорождённого брата скормил псам, так как видел в нём будущего конкурента. 

Со Старками он и вовсе церемониться не собирался. Бастард требовал вернуть Сансу, иначе их младшему брату Рикону Старку, который находился у него в плену, мог быть причинён вред. Санса больше не могла терпеть такое отношение к своей семье, а потому убедила Джона собрать людей и вернуть свой дом.

Первыми вызвались поддержать Джона одичалые, так как чувствовали долг перед ним после их массового спасения от мертвецов. Дома же Севера либо вообще не хотели помогать Старкам, которым в своё время присягнули, а другие если и выдали свои войска, то не в самом большом количестве.

Встретившись лично с Рамси, Джон предложил ему сразиться один на один, на что получил отказ. Рамси прекрасно понимал, что Джон одолеет его в два счёта, поэтому струсил и не пошёл на риск, ссылаясь на численный перевес своего войска. 

— До меня доходят слухи о тебе, бастард. Люди на Севере говорят, что ты величайший мечник всех времен. Может, это и правда. Может, и нет. Не знаю, смогу ли я победить тебя, но знаю, что мое войско победит твое. У меня шесть тысяч бойцов. А у тебя сколько? Половина? Даже меньше?
— Да, ты превосходишь нас числом. Но станут ли твои люди сражаться за тебя, когда узнают, что ты не стал сражаться за них?

Диалог между Рамси Сноу и Джоном накануне битвы.

Настал день битвы. Благородный бастард дома Старков и жестокий бастард дома Болтонов встретились взглядами, они понимали, что только один из них выйдет победителем из этой суровой схватки. 

У войска Рамси Сноу были численный перевес, тактика и организованность, у Джона Сноу было немногочисленное войско, состоящее из менее организованных одичалых, но с непоколебимым чувством верности и долга перед ним. 

Каков будет исход? Оставалось узнать в считанные минуты...

Рамси Сноу всегда питал влечение к извращённым психологическим манипуляциям. Когда он привёл на поле битвы связанного Рикона Старка, брата Джона, то сказал ему бежать к своему брату, но не из благородных соображений, а чтобы выстрелить в юного Старка и разозлить тем самым Джона. Вот-вот и Джон бы спас своего младшего брата, но не успел — роковой выстрел погубил ещё одного Старка. 

Когда Джон оказался оторванным от своих людей, Рамси пустил на него своих всадников. Началась просто ошеломительная кровавая бойня с быстро копившейся горой трупов. Сам Рамси не стремился в бой, пуская только своих людей в пучину сражения, а у него в запасе оставался ещё один «сюрпиз»: войска Болтонов окружили Джона и его людей со всех сторон, образовав «Смертельное кольцо». От давки толпы у них уже не хватило воздуха, стало очевидно, что настал неминуемый конец, пока на помощь не прибыли войска дома Арренов вместе с Сансой и Петиром Бейлишем. 

Рамси совсем не ожидал такого исхода, а потому пустился в бегство, но Джон его настиг. Избивая Рамси до полусмерти, он остановился и дал возможность сестре окончательно свести с ним давние счёты, вскормив его же псам.

Победив вероломных Болтонов, дома Севера организовали совещание в Винтерфелле. Убедившись в мужественности и отваге Джона, все единогласно признали его истинным Хранителем Севера, и род Старков снова себе вернул былое влияние.

О жизни Джона Сноу можно, без преувеличения, сочинять целые приключенческие поэмы и романы: настоящая взаимная любовь, жизнь среди врагов, объединение с ними, восстание мертвецов, суровые баталии за замок и свой дом, лишение любимых, смерть от рук предателей и воскрешение из мёртвых. Если бы обо всех этих событиях из жизни одного бастарда можно было рассказать жителю Семи Королевств, то он вряд ли бы в них поверил.

Но, всё это оказалось былью. Джон был прирождённым лидером с добрым сердцем, не лишённым благородства, которым так славился его отец. Именно он вместе с сестрой вернул влияние дома Старков, будучи бастардом, но был ли он в действительности им? Как я уже говорил раннее — отнюдь нет. Он являлся сыном сестры Эддарда Лианны, которая попросила брата защитить своего племянника. 

Однако, на этом тайны жизни Джона, о которых он сам толком не ведал, ещё были не до конца раскрыты, а впереди его вновь ожидали нелёгкие дилеммы и встреча с восставшими мертвецами...

Часть V. Истинная государыня

«Когда мои драконы вырастут, мы вернем все, что у меня отняли и уничтожим всех, кто навредил мне. Мы сотрем в пыль их армии и обратим в пепел их города». 
Дейнерис Таргариен

Династия Таргариенов правила ещё со времён андалов и первых людей, пока к власти не пришёл Эйрис Таргариен II по прозвищу «Безумный король», который был свергнут во время восстания Роберта, в результате чего Таргариены навсегда ушли в историю, а их драконы для многих стали не более чем мифом.

Какие только короли не сидели на Железном Троне начиная с Эйриса II: безумные, расточительные, глупые, трусливые, излишне жестокие либо через чур милосердные. Казалось, что никто из них не может и вовсе не желает постигнуть ту самую золотую середину, которой должен руководствоваться истинный правитель. 

Однако, на восточной части земель проживали беловолосые брат и сестра, которые являлись отпрысками свергнутого короля, в связи с чем имели свои претензии на престол...

ДЕЙНЕРИС ТАРГАРИЕН

Дейнерис Таргариен Бурерождённая, так же известная как «Матерь драконов» — дочь Эйриса Таргариена II и младшая сестра Рейгара и Визериса Таргариенов. В период свержения отца и убийства старшего брата Рейгара она ещё находилась в чреве матери, которая умерла во время родов. 

Вместе с братом Визерисом она была вывезена на Восток, где кровные дети «Безумного короля» надеялись найти сторонников, которые окажут содействие в возвращении былого влияния Таргариенов.

Короли, их советники и прочие обитатели Семи Королевств по разному расценивали угрозу с Востока: кто-то не принимал её особо всерьёз, но были и такие, кто был уверен и трепетал, когда представлял себе возвращение Таргариенов и их огнедышащих драконов. 

Как стало известно далее, к последним явно стоило прислушаться...

Как старший наследник отца, Визерис метил в первую очередь себя на Железный Трон. Ради этого, он готов был продать свою сестру любому, кто поддержит его в завоевании Железного Трона. Что он и сделал, отдав Дейнерис замуж за дотракийца кхала Дрого в обмен на армию.

Он был жесток, импульсивен, высокомерен и глуп, и явно был бы ничем не лучше своего отца. Дейнерис же была полным антиподом своего брата. Она была добра, уравновешена и благородна, а внутри неё скрывались большой ум, грация и королевская хватка. 

Но в период скитаний с Визерисом она была совсем юна и невинна, а потому не до конца раскрыла свой внутренний потенциал, который одиозный брат в ней всячески подавлял своим скотским отношением.

— Я умею обращаться с такими как Дрого. Я дам ему королеву, а он мне армию.
— Я не хочу быть его королевой. Я хочу домой.
— И я тоже. Я хочу, чтобы мы вернулись домой, но дом у нас отняли. Так скажи мне сестрица, как же мы туда вернёмся?
— Я не знаю.
— Мы вернёмся домой с армией. С армией кхала Дрого. Ради этого, я готов отдать тебя всем сорока тысячам его всадникам и их жеребцам.

Диалог между Визерисом и Дейнерис Таргариенами.

Кхал Дрого со временем проникся Дени: она выучила дотракийский язык, влюбила в себя кхала, между ними чувства стали взаимными и она понесла от него ребёнка. Остальные же дотракийцы относились к ней как к кхалиси, жене их кхала, а потому почитали её и готовы были растерзать любого, кто бы причинил ей боль.

Этот кто-то оказался её собственным братом. Выходки Визериса начали переходить все границы. Видя то, какую значимость приобрела его сестра в среде дотракийцев и как он теряет авторитет в их лице,  — подобие брата прониклось желчью и завистью по отношению к собственной сестре. Всё дошло до того, что он начал угрожать смертью Дейнерис и её ещё не рождённому ребёнку.

Этими словами он подписал себе смертный приговор. Кхал Дрого, безумно любящий Дени, не мог проигнорить такие резкие высказывания, а потому надел на голову подлого и высокомерного Визериса «корону», да вот только она пришлась ему до смерти горячей.

После смерти зазнавшегося брата, Дейнерис начала полноценно проявлять себя как личность.

Для того, чтобы можно было пересечь Узкое море и добраться до Золотой Гавани, необходимы были корабли, а потому кхал Дрого и его люди начали грабить деревни и насиловать женщин для совершения обмена. Такой подход не устраивал Дени, и она как жена кхала потребовала у его людей прекратить это варварство, тем самым показав, что она является ярым противником рабства и насилия в отношении невинных.

Конечно же, появились недовольные, которые начали критиковать действия новоиспечённой жены кхала. Дрого очень любил свою жену, и его очень впечатлила её способность смело говорить правду в лицо и отстаивать своё мнение, а потому он потребовал прекратить порочить честь невинных женщин, за что получил серьёзную рану от одного из своих людей.

Дейнерис заступается за женщин деревни перед кхалом Дрого.

— Маго сказал, ты взяла его добычу. Дочь овцевода, которую он имел право покрыть. Говори мне правду.

— Маго сказал правду, моё солнце и звёзды. Сегодня я потребовала много дочерей, чтобы их никто не покрыл.

— Так положено на войне. Теперь эти женщины рабыни. И сделают всё, чтобы нам было приятно.

— Мне приятно оставить их в покое. Если всадники хотят их покрыть, пусть берут их в жёны.

Как правило, за добро в этом мире человек в «благодарность» получает вдвое больше зла. Дрого от раны становилось всё хуже и хуже, а среди спасённых от дальнейшего глумления женщин была одна целительница, у которой кхалиси попросила вылечить своего любимого кхала. Женщина принялась совершать в отношении него некий обряд, который всё только усугубил.

У Дейнерис начались внезапные роды, в результате которых она родила мёртвого ребёнка. У Дрого так же было не всё радужно: ведьма специально сделала так, чтобы он больше не проснулся. Кхалиси понимала, что её солнце и звёзды не очнётся, а потому избавила его от страданий.

Ведьму вместе с телом Дрого она предала огню, а сама совершила просто невероятное действо. Взяв яйца драконов, которые ей были подарены на свадьбе, она вошла в пылающий огонь. Все дотракийцы были в недоумении от поступка своей кхалиси, пока на утро она не вышла из пепла вместе со своими детьми драконами, доказав этим, что она является истинной «Матерью драконов».

После резни дотракийцев и получения кораблей в Кварте, Дейнерис понимала, что ей нужно преданное и организованное войско. По совету Джораха Мормонта, в Астапоре можно было купить воинов «Безупречных», которые как раз славились этими качествами.

«Безупречные» очень напоминали янычар Османской Империи из реальной истории. Выходцами обоих ополчений являлись мальчики, которые ещё в раннем возрасте были взяты в плен, кастрированы и обучены жёсткой дисциплине и отсутствию какого-либо страха. Стоили они, соответсвенно, неимоверно много.

Дейнерис впечатлили эти воины, но ей категорически не нравилось то, что они являются рабами и проходят жёсткий военный курс обучения. Торговец, который рекомендовал их, то и дело оскорблял Дени, думая, что она не понимает его языка, но он ошибался. В связи со всем этим, «Матерь драконов» выработала свой план, заключающийся в обмане неотёсанного купца и беззатратном приобретении «Безупречных».

— Чтобы заслужить этот щит, «Безупречый» должен пойти на рынок рабов с серебряной маркой, найти новорождённого и убить на глазах у матери. Господин говорит, что только так можно убедиться, что в них не осталось слабости. 
— Вы отнимаете детей от материнской груди, убиваете его на её глазах и платите за её боль серебряной монетой?
— Мой господин поясняет, что серебро получает хозяин ребёнка, а не его мать.

Миссандея переводит Дейнерис рассказ тоговца о процессе становления «Безупречным».

Дейнерис была готова продать своего дракона в обмен на «Безупречных», но разве любящая мать может предать своё дитя? Когда она передала Дрогона в руки торговца, последний не смог его контролировать, так как дракон был подвластен только своей матери. Какого же было удивление купца, когда Дени заговорила на валирийском языке, на котором он её оскорблял всё это время. 

Произнеся заветное слово «Дракарис», Дейнерис предала огню хамовитого торговца, а «Безупречных» признала свободными, дав им первый выбор — начать свой жизненный путь или пойти за ней. Они выбрали «Матерь драконов» и уничтожили всех господ Астапора.

Видя сплошь и рядом рабовладельческий строй, Дейнерис практически забыла о своей главной цели — завоевать Железный Трон, а потому принялась освобождать и другие города от рабства. На очереди был Юнкай.

Произнеся воодушевляющую речь перед тысячами особождёнными рабами, она вошла в их толпу, показав этим, что они для неё словно родные. Бывшие рабы так же не остались в стороне и прозвали её «Мисой», что в переводе означает «Мать».

После освобождения рабов в третьем городе — Миэрине, я бы хотел провести аналогию действий Дейнерис как государыни с действиями идеального правителя по мнению итальянского мыслителя Никколло Макиавелли, написавшего немалоизвестную книгу «Государь».

Покорив Миэрин, Дейнерис окончательно решила отложить свои планы по завоеванию престола, даже несмотря на идеальную возможность для этого. Она понимала, что вся её предыдущая экспансия не будет иметь смысла, если она оставит завоёваные государства на произвол судьбы. Примерно такой же ход мыслей был и у Никколо, который считал, что государь должен переселиться на время в покорёное государство и решить там все проблемы.

Высказывание о необходимости управления завоёваным государством из книги «Государь».
«Обосновавшись в завоеванной стране, государь, кроме того, избавит ее от грабежа чиновников, ибо подданные получат возможность прямо взывать к суду государя — что даст послушным больше поводов любить его, а непослушным — бояться».

К суду нашу государыню действительно взывали. Дейнерис днями выслушивала огромное количество представителей знати и простого люда: какие-то просьбы удовлетворяла, какие-то — нет. 

Например, знать просила вернуть их древнюю традицию — бойцовые ямы, которые являются аналогом Колизея с его гладиаторскими боями. Дени была категорически против ям, так как они напоминали ей рабовладельческие времена.

Но знати она не всегда отказывала. Когда Дейнерис пришла в Миэрин, то увидела сотни распятых детей рабовладельцами. За это, она сделала тоже самое с ними. Один из них сказал, что его отец не хотел, что бы детей таким жестоким образом убили, поэтому желал снять отца и похоронить достойно. Государыня его просьбу с натяжкой удовлетворила.

Но, больше всего она желала помогать обычному народу. Среди них, были и такие, которые хотели вернуться к своей прошлой жизни в оковах, так как там чувствовали свою значимость. 

«Нельзя честно, не ущемляя других, удовлетворить притязания знати, но можно — требования народа, так как у народа более честная цель, чем у знати: знать желает угнетать народ, а народ не желает быть угнетённым»
Высказывание о значимости удовлетворения требований народа из книги «Государь».

Однако, удовлетворять волю народа так же необходимо в пределах разумного. Когда в городе появилась организация «Сыны гарпии», то началась страшенная смута среди населения: члены данной организации перерезали большое количество людей и «Безупречных». Однако для Дени, как государыни, совсем не чуждо было слово закона. 

Она любила народ и ненавидела знать, которая явно спонсировала эту организацию, но какой смысл был в правителе, который не руководствуется законом, устраняющим беспредел в государстве? Когда Дейнерис арестовала одного из членов этой организации и готова была отдать под суд, один из бывших рабов убил его. Перед государыней возникла диллема: если она это спустит с рук, то покажет предвзятость к знати, а если накажет, то вызовет ненависть народа.

Дейнерис решила выбрать второй вариант, так как он был наиболее справедлив исходя из ситуации. Она казнила бывшего раба, за что получила тонну ненависти со стороны простого люда. Тяжела шапка Мономаха, не правдв ли?

Высказывание о важности законов из книги «Государь».
«В каждой республике всегда бывают два противоположных направления, одно  к пользе народа, другое  к выгодам высших классов; из этого разногласия вытекают все законы. Добрые деяния происходят от доброго воспитания, доброе воспитание  от хороших законов, хорошие законы  от тех смут, которые многие безрассудно осуждают». 

Несомненно, Джорах Мормонт для Дейнерис был весьма неплох как в плане советника, так и война. Тем более, что, он был с Дени ещё со времён её скитаний с братом. Однако, как выяснилось, Мормонт оказался тайным шпионом Вестероса, который докладывал ради помилования о каждом шаге отпрысков свергнутого Таргариена. 

Со временем, он полюбил Дейнерис и спас её от отравления. По сути, с этого момента он взаправду порвал связь с Золотой Гаванью и желал служить только ей.

Но, суровая правда всё-же раскрылась и за прошлые поступки должна была прийти расплата. Дейнерис могла проявить милосердие, так как слова Джораха явно были искренни и его покровительство являлось выгодным для неё. Однако, она проявила твёрдость и изгнала его, дав тем самым понять, что прощение может быть дано далеко не всегда и не каждому.

«Чтобы завоевать власть, нужно быть добрым, но, чтобы удержать её, нужно быть твёрдым». 
Высказывание о важности прявления твёрдости из книги «Государь».

У Дейнерис было проницательное виденье касаемо своих советников. В Астапоре она уличила ясность ума и преданность Миссандеи, всегда интересовалась её мнением. Когда Тирион Ланнистер сбежал от семьи, то вскоре угодил прямо к врагу своего дома  Дейнерис Таргариен. Она могла казнить его или держать как пленника, но, побеседовав с ним и узнав получше, — доверилась ему и даже сделала своим Десницей, а ведь он действительно был словно рождён для этой должности.

Что самое главное — она умела их слушать и признавать свои ошибки, а ведь это редкая черта, которая её существенно отличала от большинства королей, рассмотренных нами раннее. Когда Миссандея сказала, что Дени ошибается в нежелании удовлетворить просьбу знати о возращении бойцовских ям, она призадумалась и все же решила вернуть эти древние традиции. Тирион попросил её мирно переговорить с рабовладельцами, а не сеять разруху, и она последовала его совету.

Высказывание о важности выбора достойных советников из книги «Государь».
«Об уме правителя первым делом судят по тому, каких людей он к себе приближает; если это люди преданные и способные, то можно всегда быть уверенным в его мудрости, ибо он умел распознать их способности и удержать их преданность. Если же они не таковы, то и о государе заключат соответственно, ибо первую оплошность он уже совершил, выбрав плохих помощников». 

Улетев из Миэрина со старшим драконом Дрогоном после покушения «Сынов гарпии», «Матерь драконов» повстречалась с давними знакомыми — дотракийцами, да вот только теперь они принимали её за вдову кхала, которая должна присоединиться к таким же вдовам.

А таких вдов было немеренное количество, так как рано или поздно их кхал в любом случае погибал. Дотракийцы снова вернулись к своему привычному делу: грабили, убивали, насиловали, у них не было значимой цели в жизни, которая была при кхале Дрого.

Дейнерис уже давно была не невиной девушкой, а потому подчиняться их воле вовсе не собиралась. Когда кхалы решали вопрос касаемо судьбы Дейнерис, она понимала, что ничего хорошего они ей не пожелают и служить точно не будут, а потому предала их сожжению, а сама вновь вышла перед дотракийцами из огня, вновь завоевав их преданность к себе.

Получив корабли, надёжное войско, разумных советников, на долгое время избавившись от работорговцев и отстояв свою власть в трёх покорённых ею городах, — Дейнерис решила добиться своей давней цели, — вернуть утраченное наследие Таргариенов.

Дейнерис Таргариен совсем не создавала впечатление схожести со своим безумным отцом или деспотичным братом. Она осуждала рабство и насилие в отношении невинных, старалась помочь каждому из своих подданых, чтила законы, разумно сочитала милосердие с твёрдостью, окружала себя достойными советниками и старалась прислушиваться к ним. Она действительно походила на истинную наследницу Железного Трона как по крови, так и по уму. 

Получив признание и уверенность в себе, «Матерь драконов» всерьёз вознамерилась вернуть Железный Трон. Однако, Вестерос с его жителями — это уже был не Восток с рабами, которые нуждались в освободителе. В Семи Королевствах Дейнерис была для всех не более чем чужестранкой, отец которой обезумел и хотел предать всех огню.

Помимо этого, там восседала королева, которая так просто никогда не дала бы власть в руки Дейнерис...

Часть VI. Королева драконов или королева тщеславия?

«В игре престолов побеждают или погибают. Третьего не дано». 
Серсея Ланнистер

Все раннее нами рассмотренные события были лишь зачатками того, что должно было произойти и раскрыться далее в этой захватывающей истории. Теперь, когда с шахматной доски выбыли многие пешки и короли, а остальные фигуры заняли свои ключевые позиции, настало время решающей схватки за престол и выживание.

По разные стороны баррикад остались две враждующие королевы: у одной — драконы и огромное количество сторонников, у другой — уроки покойного отца и неимоверная жажда отмщения своим врагам.

Но, пока человечество пыталось перегрызть друг другу глотки ради власти, с Севера продолжала приближаться угроза покрупнее — восставшие мертвецы, именуемые «Белыми ходоками».

Кто выстоит, а кто выйдет из игры? Ответы на эти и многие другие вопросы должны были быть даны уже совсем скоро...

Дейнерис могла сразу полететь с драконами в Золотую Гавань и обратить его жителей в пепел, но она прибыла со своими сторонниками в Драконий Камень, чтобы разработать стратегию безкровного получения власти. 

У неё возник спор с Варисом по прозвищу «Паук», так как она не доверяла ему в силу того, что он раннее служил её врагам, а теперь и ей. Варис, как и Петир Бейлиш, происходил из бедных слоёв населения и они оба добились государственных должностей. Однако, мотивы у них были разные: Бейлишу была безразлична судьба народа и государства, а Варису  нет. Он знал, что такое жизнь в бедности, а потому желал для народа лучшего правителя, которого видел в лице Дейнерис.

— Если монарх ему не по нраву, он переходит к другому, что же это за преданность?
— Та, что нужна государству. Нельзя слепо подчиняться неспособным править. Глаза даны мне для того, чтобы видеть. Я не был рождён в Великом Доме, я поднялся из грязи, меня продавали в рабство, резали на части, ребёнком я жил в переулках и трущобах, хотите знать, кому я истинно предан? Ни королям и королевам, а простым людям. Тем, кто страдает от тиранов и взывает к справедливости, тем, за чьи сердца Вы боритесь. Если Вы требуете слепого повиновения, то это Ваше право. Пусть тогда меня казнит Серый Червь или сожрут драконы, но я могу быть лучшим из слуг и сделаю всё, чтобы Вы взошли на Железный Трон, ибо я выбираю Вас.

Варис рассказывает Дейнерис о своих истинных мотивах.

На вопрос о том, на чьей стороне следовало бы быть в борьбе за власть — Дейнерис или Серсеи, довольно трудно дать однозначный ответ с точки зрения обычного жителя Вестероса.

Безусловно, в Дейнерис были зачатки достойной королевы, но представьте, что Вы обитатель Семи Королевств, который узнаёт, что дочка «Безумного короля» вместе с драконами хочет вернуть своё наследие.

Когда-то её отец обезумел и хотел покрыть огнём много невинных, где была гарантия, что она со временем не сделает тоже самое? К тому же, она шла с войском дотракийцев, которые в представлениях жителей Вестероса являлись дикарями. Да, мы знаем, что их варварские наклонности Дени старалась подавлять, но опять же, где была гарантия, что она будет их контролировать вечность?

После падения союзников Дейнерис и получения золота Хайгардена, Ланнистеры получили большое военное преимущество. «Матерь драконов» оказалась не в самом лучшем положении, а потому готова была рискнуть — она села на Дрогона и полетела обрушить пламя на войска Ланнистеров. 

Зрелище было не из приятных. Тысячи горящих и визжащих солдат, которые превращались в пепел и удручённый взгляд Тириона давали понять, что он сопереживает армии своей семьи и волнуется за брата Джейме, который находился в пучине так скажем сражения. Дом Тарли не хотел присягнуть Дейнерис, так как считал её чужеземкой, за что она приговорила их не к отсечению головы, а сожжению драконом. Советники Дени значительно усомнились в её способности держать самообладание.

Диалог между Тирионом и Варисом насчёт казни Тарли и его сына.

— Она дала Тарли выбор. Тому, кто воевал против неё. Что ещё ей было делать?
— Не сжигать его вместе с сыном?
— Я её Десница, а не голова. Я не могу решать за неё.
— Служа её отцу, я говорил себе тоже самое. Я находил изменников, но не я сжигал их заживо. Моя задача — добывать сведенья. В этом я убеждал себя, когда они молили о пощаде, — это не я казню их. Когда их волосы пылали, и запах горелой плоти заполнял тронный зал, — это не я казню их.

Серсея не была без недостатков, но ей всё же стоит дать должное. Она не имела за плечами огнедышащих драконов и большое количество сторонников, но смогла при этом с братом обвести своих врагов вокруг пальца и воздать за боль, причинённую ей когда-то.

По плану Тириона Дейнерис намеревалась захватить с помощью «Безупречных» Утёс Кастерли  весьма важную стратегическую точку Ланнистеров. Утёс был захвачен беспрепятственно, да вот только он не оказался таким уж и охраняемым. Как оказалось, подавляющее большинство войск Ланнистеров в это время шло на Хайгарден, принадлежавший дому Тиреллов, который отвернулся от короны и поддержал Дейнерис.

Оленна Тирелл имела свои личные мотивы в свержении Серсеи. Её внуки оказались в эпицентре взрыва септы, а потому она желала падения королевы. Серсея так же желала ей мучительной смерти за предательство короны, но Джейме был мягче своей сестры и с учётом преклонного возраста Оленны предложил просто отравить её ядом. Выпив яд, женщина призналась, что именно она организовала смерть Джоффри, так как не хотела отдавать свою внучку за садиста. Джейме доложил об это Серсее, которая убедилась, что её брат не был причастен в кончине сына.

Флот Дейнерис тоже ожидала не самая завидная судьба. Эллария Сенд, которая так же имела личные мотивы в уничтожении королевы, вместе с дочерью попала в руки Серсеи, которая так давно желала отомстить за отравление своей дочери Мирцеллы. С дочерью Элларии Серсея так же не церемонилась: поцеловав её отравленными губами, королева оставила Элларию наедине с умирающей дочерью для «долгого прощания».

Пока королевы пытались свести счёты, Хранитель Севера Джон Сноу был удручён наиболее важной проблемой — восставшими мертвецами. Единственной возможностью их победить являлось драконье стекло, местонахождение которого было неизвестно, пока не пришло письмо от давнего друга Джона — Сэмвелла Тарли, утверждавшего, что стекло находится в Драконьем Камне, месте, где находилась Дейнерис со своими людьми.

Помимо письма Сэма, Джон получил письмо от ещё одного своего старого знакомого — Тириона Ланнистера, который просил его посетить Драконий Камень для того, чтобы он присягнул Дейнерис. Судьба словно подталкивала Джона посетить это место, что он и сделал.

Джон не намеревался присягнуть Дейнерис и его можно было понять. Её отец жестоко казнил брата и отца Эддарда Старка, а потому «Матерь драконов» не внушала доверие Хранителю Севера. Он хотел убедить её сразиться с общим врагом — «Белыми ходоками», но Дейнерис их не видела, а потому не до конца верила северянину.

Но, у неё был разумный Десница Тирион, который доверял Джону и убедил её дать добро Сноу в поиске драконьего стекла. Поиски прошли успешно и стекло действительно было найдено, а заодно он поведал Дейнерис историю о детях леса и первых людях.

Удивительные вещи начали происходить, когда Джон встретился лицом к лицу с Дрогоном. Он смог подойти к дракону и даже погладить его, а ведь дитя Дейнерис никогда никого не допускало к себе, кроме неё самой, что последнюю весьма поразило.

«Я никогда не думал о том, что драконы будут снова существовать. Никто не думал. Люди, которые следуют за Вами, знают, что Вы совершили что-то невероятное. Возможно, это заставляет их верить в то, что Вы сможете сделать и другие невероятные вещи: построить мир, который будет отличаться от того дерьма, которое они всегда знали. Но, если Вы используете их, чтобы разрушать замки и жечь города, Вы ничем не отличаетесь от других. Вы — точно такая же»
Высказывание Джона насчёт Дейнерис и её драконов.

Убедившись в опасности, надвигающейся с Севера, Дейнерис и её люди осознали, что необходимо заключить перемирие с Серсеей и объединиться в борьбе с общим врагом. Они понимали, что недоверчивую королеву убедить будет не так просто, поэтому решили пойти на рискованный шаг: отправиться на Север и захватить одного их мертвецов.

Джон, Джорах Мормонт, бастард Джендри Баратеон, одичалый Тормунд, Сандор Клиган, Берик Дондаррион и его друг Торос мужественно двинулись на встречу со смертью. Мертвец был схвачен, но этим они привлекли армию «Белых ходоков» вместе с Королём Ночи. 

Джон вновь увидел ту жуткую картину, которую когда-то лицезрел в Суровом Доме, — полчище мертвецов стояло в ожидании удобного момента напасть на живых людей. Один из наших героев, Торос — на утро умер от холода и глубокой раны. Когда лёд стал более крепким, мертвецы пошли в атаку. 

Благо, к союзникам подоспела Дейнерис с драконами и впервые лицом к лицу столкнулась с «Белыми ходоками». Однако, без жертв не обошлось: один из её драконов был смертельно ранен копьём и пал. Матерь была в ужасе от потери своего ребёнка, а Король Ночи устремился целиться и в Дрогона. Дейнерис с союзниками улетела, но Джон остался один посреди мертвецов...

К большой неожиданности для Джона, судьба ему на помощь послала его давно пропавшего дядю Бенджена, который спас сначала своего племянника Брандона, а теперь и Джона. Его жизнь иссякала, поэтому он посадил племянника на лошадь, а себя дал в жертву, дабы отвлечь мертвецов...

«Белые ходоки» не могли не воспользоваться преимуществом и «воскресили» дракона Дейнерис, пополнив им свою грозную армию. Опасность, исходящая от них, всё больше набирала обороты...

Когда настал день переговоров, чувствовалось всеобщее напряжение, так как собравшиеся всем сердцем ненавидили друг друга. Однако, когда Серсея собственными глазами увидела мертвеца, то на минуту совсем забыла о ненависти к присутствующим. Но даже это не до конца заставило её пойти на мир. 

Она поставила условие: Джон после войны с мертвецами должен сохранить нейтралитет, однако, он уже присягнул Дейнерис, а соврать не мог, поэтому обещание не дал, чем только обозлил королеву.

Тирион решился пойти на отчаяный шаг: переговорить тет-а-тет со своей сестрой, которая имела давние обиды в его отношении. К счастью для Тириона, Серсея узнала, что он не убил её сына Джоффри, а это явно смягчило её отношение к брату. 

Как выяснилось из напряжённого диалога брата и сестры — Серсея вновь понесла от Джейме, а ребёнка хотела сделать будущим наследником Железного Трона. В своих грёзах она явно видела идеальный мир, в котором у неё есть власть над ненавистным ею народом, рядом с ней находится горячо любимый Джейме, а их сын растёт, здравствует и учится, чтобы в будущем стать наследником Трона. 

Ради воплощения в жизнь этого идеального мира, Серсея готова была избавиться от всего, что ему могло угрожать. Королева желала, чтобы её враги на Севере растерзали друг друга, пока она в это время строила бы свой рай на земле. 

Однако, всё же Тирион убедил её заключить перемирие и объединиться против общего врага... или нет?

Напряжённый диалог между Серсеей и Тирионом.

— Ты убил отца.
— Прежде чем он казнил меня за то, чего я не совершал — да, убил. Можешь ненавидить меня за это, я сам ненавижу себя несмотря на то, каким он был и что со мной сделал.
— О, бедный малютка, папа был груб с тобой. Ты хоть понимаешь, какой удар нанёс нам, убив его? Ты оставил нас... беззащитными перед стервятниками, которые хотели порвать нас на куски. Может ты и не убивал Джоффри, но погубил Мирцеллу и Томмена. При отце никто не посмел бы их тронуть.
— Я безмерно сожалею об их смерти.
— Я не собираюсь это слушать, только не от тебя!
— Ладно. Ты любишь свою семью,  я её разрушил. Я всегда буду угрозой. Так убей же меня.
— *нерешительно смотрит в глаза «Горы»*
— Из-за меня ты лишилась матери. Из-за меня лишилась отца. Из-за меня ты лишилась двоих прекрасных детей. В мечтах я убивал тебя бесчётное количество раз. Давай, прикажи ему.
— *не решается убить брата*

Как бы в это до последнего не хотелось верить, но Серсея всё же пошла на обман. Она не собиралась отправлять свои войска на Север, а Эурона Грейджоя послала на Восток с целью покупки наёмников «Золотые мечи», которые помогут ей удержать престол. Даже несмотря на всеобъемлющую угрозу, королеву интересовала лишь собственная выгода.

Джейме пришёл к пониманию, что действия сестры и любовницы начали переходить все границы. Он дал клятву, и больше нарушать её не хотел, поэтому покинул королеву и двинулся к Старкам и Таргариенам в Винтерфелл.

Союзниками Дейнерис так же являлись Теон и Яра Грейджои. Их бестактный и грубый дядя Эурон ради власти вероломно убил своего брата и отца племянников. Захватив власть над «Железнорождёнными», он встал на сторону Серсеи, испытывая к ней сексуальное влечение. Именно он нанёс удар по флоту «Матери драконов» и взял в плен свою племянницу, а Теон, как было свойственно его натуре, струсил и сбежал с корабля.

Как бы этого Теон всячески не пытался избежать, но всё же ему довелось вновь встретиться с Джоном Сноу, с которым он вырос в семье Старков. Джон ненавидил Грейджоя всем сердцем, так как он подло предал их брата Робба во время войны, а с ним и Эддарда Старка, который вырастил его и был ему как отец.

Теон совершил немало грубых ошибок и жалел о содеянном. Он не мог вернуть прошлое, но всё ещё мог спасти своё будущее, будущее сестры и «Железнорождённых» как таковых. Благодаря беседе с Джоном, он поверил в себя, заставил поверить в себя своих людей и собрался вместе с ними спасать сестру. 

Глядя на Теона, всегда создавалось ощущение, что он навечно потерян как личность, однако, на его примере мы убедились, что человеку никогда не поздно встать на верный путь.

— Я всегда хотел поступать правильно, быть хорошим человеком, но я не знал, что... что это значит. Мне всегда казалось, что передо мной стоит невозможный выбор: Старк или Грейджой.
— Наш отец был больше отцом тебе, чем твой родной по крови, а ты предал его. Предал его память.
— Но то, что я сделал, я...
— Я не вправе прощать тебя за всё, но то, что могу простить — прощаю. Ты не должен выбирать: ты Грейджой, и ты Старк.

Диалог между Теоном и Джоном.

Бурные события не обошли стороной и Винтерфелл: Санса, Арья и Брандон наконец встретились друг с другом, но уже стали совсем другими людьми...

Санса, живя среди врагов, стала наиболее жёстче и решительней, взяв на себя бремя правления Винтерфеллом в отсутствие брата. Для Арьи, устранившей врагов своей семьи и побывавшей среди «Безликих», убийство стало знакомым ремеслом. Личность же Брандона вовсе была стёрта и он стал «Трёхглазым вороном», который видел всё, что происходило в мире.

Арья и Санса всегда были антиподами, а потому между сёстрами возникли напряжённые отношения. Арья считала, что Санса, живя среди врагов, не уничтожила их, тогда как ей приходилось до них добираться, чтобы устранить. Она даже была уверена, что Сансе нравилось жить среди них. Санса тоже не обошлась без критики в сторону Арьи.

Сёстры в данном случае, конечно, не совсем правы. У каждой из них была своя роль и общая цель — отомстить за семью и вернуть её влияние. Санса использовала хитрость, обаяние и воспитание, а Арья — смелость, упрямость и боевую хватку. Уверен, что Эддард гордился бы каждой из них.

Напряжённый диалог между Арьей и Сансой.

— Я помню, как ты стояла рядом с Джоффри и Серсеей, а отца отвели на плаху. Помню твоё нарядное платье и безукаризненную причёску. 
— Ты была там.
— Да была. Стояла в толпе, у статуи Бейлора. 
— И что же ты сделала? Бросилась на помощь? Перебила Ланнистеров и спасла отца?
— Я хотела, но не смогла.
— Как и я.
— Но я не предала его. Не предала Робба. Не предала семью ради возлюбленного Джоффри.
— Ты должна на коленях благодарить меня. Винтерфелл снова наш благодаря мне. Не ты отбила его и не Джон, он проиграл битву бастардов. Её выиграли рыцари Долины, а они прибыли сюда ради меня. А где была ты? Путешествовала?
— Я училась.
— Училась... пока ты училась, я страдала так, как ты и не представляешь.
— Я могу представить многое.
— Ты бы вряд ли пережила такое...

Главной причиной раздора между сёстрами оказался мастер манипуляций, грязных интриг и сталкивания лбами — Петир Бейлиш, который играл роль явной гиены среди волков. Именно он подлил масло в огонь в их отношения, подсунув письмо, из-за которого сёстры повздорили. Он надеялся, что настроет сестру против сестры, но всё обернулось против него самого.

Думая, что Санса приговорит собственную сестру к смерти, рыжеволосая Старк внезапно обернула обвинение в сторону самого Петира. Ихидная улыбка Бейлиша сошла на нет, а осуждение шло за осуждением: убийца их тёти, учинитель конфликта между Старками и Ланнистерами, человек, предавший их горячо любимого отца, а теперь и сеятель раздора между сёстрами — час «Мизинца» пробил и гиена была наконец растерзана стаей волков.

Вишенкой на торте стало видение Брандона касаемо истинного происхождения его брата, Джона Сноу. Его матерью оказалась Лианна Старк, сестра Эддарда, но кто всё-таки являлся отцом? Как выяснилось, сестра Эддарда не была похищена, а Джон стал плодом любви между Рейгаром Таргариеном и Лианной Старк, в связи с чем являлся истинным наследником Железного Трона.

Часть VII. Лёд и пламя

«Зима близко». 
Девиз дома Старков

Пришла суровая зима, а с ней — восставшие мертвецы, которые уничтожили Стену — самую главную опору, защищавшую людей много тысячилетий от опасностей Севера.

В Джоне Сноу текла кровь Старков и Таргариенов, а потому он являлся истинным наследником Железного Трона. Хранитель Севера и Дейнерис Бурерождённая объединились, дабы искоренить общего врага. Они понимали, что борьба за власть — это мелочь по сравнению с той реальной опасностью, которая грозила всему роду человеческому.

Однако, такую позицию разделял не каждый. Действия королевы Серсеи начали переходить все грани дозволеного: желая удержать власть, она обманула Старков и Таргариенов, оставив своих врагов на съедение друг друга. Всё дошло до того, что от неё отвернулся верный брат и любовник — Джейме Ланнистер, который отправился в Винтерфелл для оказания помощи.

Круг начинал замыкаться и история явно близилась к своему заключительному аккорду...

Как и следовало ожидать, Дейнерис и её драконов северяне приняли с настороженными и недоверчивыми взглядами, так как для них она являлась не более чем чужестранкой, вступившей в их дом с иноземным войском, а её драконы  устрашающими огромными тварями.

Джона северяне так же приняли не очень радужно, ибо посчитали предателем, присягнувшим Дейнерис и лишившим этим Север независимости. Санса считала, что Дейнерис манипулирует Джоном, а потому между сестрой и возлюбленной парня возникли напряжённые отношения. 

Конечно, в решении Джона не обошлось и без чувств к Дейнерис, но ведь он сам не доверял ей поначалу, пока внимательно не понаблюдал за ней и не проглядел черты достойной королевы, необходимой для его людей, тем более в такой тяжкий для всех период.

Для Джона никогда не были важны титулы, почёт и признание. Он делал невероятные вещи, которые шли на благо всем, но при этом сохранял скромность и отсутствие властелюбия. Эта черта его существенно отличала от других правителей, — даже от самой Дейнерис.

В это время в Винтерфелле находился давний друг Джона Сэмвелл Тарли, вернувшийся с Цитадели. Когда он узнал от «Матери драконов», что его брата и отца она предала сожжению, — это очень сильно расстроило Сэма и неудивительно. У него была добрая и чуткая натура, и как бы отец к нему по-скотски при жизни не относился, всё же он был его кровью, а сожжение — это весьма скверная смерть.

Очутившись на улице в состоянии прострации из-за полученной скорбной вести, перед ликом Сэмвелла предстал Брандон, а точнее уже «Трёхглазый ворон». Он посчитал, что Джон должен узнать тайну своего происхождения именно от Сэма — его самого лучшего и преданного друга. Когда Сэмвелл раскрыл тайну своему приятелю, то Джон оказался в таком же ошеломлении, каком был и его товарищ пару минут назад. 

Сэм, разочарованный в смерти отца и брата по вине Дейнерис, отнёсся с долей скептицизма касаемо её достойной королевской кандидатуры и посчитал, что сам Джон должен взять на себя бремя правления Семью Королевствами.

— Я сложил корону, Сэм. Преклонил колено. Я больше не король Севера.
— Я говорю не о Севере, а о треклятых Семи Королевствах.
— *поворачивается в недоумении*
— Мы с Браном всё выяснили. Я видел дневник Верховного септона, а Бран... что-то ещё.
— О чём ты говоришь?
— Твоей матерью была Лианна Старк, а отцом, настоящим отцом, был Рейгар Таргариен. Ты не был бастардом. Ты Эйгон Таргариен — истинный наследник Железного Трона. Прости, я знаю, что это трудно осознать.
— Мой отец был благороднейшим из всех, кого я знал. По-твоему, он лгал мне всю жизнь?
— Нет. Твой отец, ну... Нед Старк обещал твоей матери защищать тебя. Если бы Роберт узнал, ты был бы мёртв. Ты истинный король.
— Дейнерис наша королева.
— Не по праву.
— Это измена.
— Это правда. Ты сложил корону, чтобы спасти свой народ. Поступит ли она так же?

Сэм рассказывает Джону о его истинном происхождении.

Позже, в Винтерфелл прибыли два человека, которые пошли на путь искупления своих прошлых ошибок и хотели помочь в уничтожении «Белых ходоков»

Теон Грейджой всё же смог проявить себя и спасти сестру Яру. Он доказал, что с ним ещё ничего не потеряно и оправдал себя как «Железнорождённый», но при этом понимал, что ему так же необходимо загладить огромную вину перед своей второй семьёй  Старками. Покинув сестру, Теон прибыл в Винтерфелл для оказания содействия в борьбе с мертвецами.

Но, самый интересный и ожидаемый приход был со стороны Джейме Ланнистера. Прибыв в Винтерфелл, судя по пристальному взгляду, перед ним сплошь и рядом всплывали воспоминания о прошлом... не обошлось и без главного из них — Брандон, которого ещё мальчиком Джейме сбросил с огромной башни, в коляске предстал перед ним и пристально смотрел прямо в глаза.

Но, от того Джейме, который готов был нарушать клятвы и убивать любого ради своей возлюбленной сестры, — практически ничего не осталось. Конечно, ему трудно было это доказать перед людьми, каждый из которых в свою очередь питал личную неприязнь к «клятвоотступнику» и «цареубийце». Однако, среди них был человек, который знал и о немалых достоинствах Джейме — Бриенна Тарт, слово которой позволило всем остальным дать ему шанс проявить себя с лучшей стороны. 

Бриенна заступилась за Джейме перед Дейнерис и Сансой.

— Вы плохо знаете меня, Ваша милость, но я знаю сира Джейме. Он человек чести. 
Он был мои пленником. Когда нас обоих взяли в плен и меня пытались изнасиловать, — сир Джейме заступился и лишился за это руки. — Если бы не он, миледи, — *обернула взор на Сансу*, — Вы были бы мертвы. Это он дал мне доспехи и оружие, чтобы я вернула Вас домой. Потому что он дал клятву Вашей матери.
— Вы ручаетесь за него?
— Да
— Вы пойдёте с ним в бой?
— Пойду.
— Я обязана Вам жизнью. Если Вы обязаны жизнью ему — пусть остаётся.

Когда все оказались в сборе и роли были распределены, оставалось только ждать, проводя, вероятно, последние часы в кругу любимых и друзей, так как смерть могла постучаться в двери живых в любую секунду...

И вот, наступила «Долгая Ночь». По сторону Винтерфелла находилась жизнь, а по иную — смерть, темнота и путота. Те, кто враждовал друг с другом, теперь стали братьями по оружию, желающие пережить это ненастье. У каждого человека в ту ночь застревал в горле ком, его взгляд излучал страх, а по телу пробегали муражки не только от сурового холода, но и от того, что он с собой принёс. За полумраком скрывалось полчище мертвецов, готовых смести всё живое на своём пути.

Цепочка отважных дотракийцев выстроилась первой. Из мрака выглянула жрица Владыки Света Мелисандра, которая изначально знала исход битвы — кто выживет, а кто падёт. Бросив пристальный взгляд на Джораха Мормонта, она попросила сказать дотракийцам поднять своё оружие. Прикоснувшись к нему, жрица придала ему пламя, необходимое для борьбы с мертвецами. Всё начиналось весьма многообещающе, но ненадолго...

Дотракийцы совместно с Джорахом Мормонтом и лютоволком, словно индейцы, под воодушевляющие выкрики рванулись преподать урок мертвецам, но огни, которые освещали их оружие, один за другим начали гаснуть, а лошади возвращались без своих всадников. Мастер меча Джорах Мормонт вернулся тяжело раненым. Вся эта цепочка событий насторожила всех, кто остался позади них и не напрасно...

В конце-концов, из мрака вместо живых вырвалась орава мертвецов. После дотракийцев шёл строй отважных «Безупречных», которые всю свою жизнь не знали, что такое страх до этой ночи... но, даже несмотря на оправданный страх, они отважно стояли, смотря в лицо самой смерти. 

Помимо «Безупречных», в пучине борьбы находились и обычные горожане, которые впервые держали оружие в руках. Даже Сэм, не будучи войном, храбро бился с полчищем мертвецов. И прямо на его глазах пал смертью храбрых Эддисон Толлетт — давний приятель Сэма и Джона ещё со времён Ночного Дозора.

Мертвецы сметали всех, а чувство безысходности начинало поглощать живых всё больше и больше... Они начали отступать в замок.

В это время, на другом конце холма находились Джон и Дейнерис, готовые оседлать своих драконов и смести мертвецов огнём, но даже это не сулило ничем хорошим... В эпицентре огня, вероятно, могли оказаться союзники наших героев, но в силу безысходности драконы были нужны, как никогда. И даже в отношении них мертвецы предусмотрели страшную метель, которая закрывала взор драконов и Таргариенов.

В запасе у наших людей оставался ещё один козырь: ограждение, не дававшее проходу мертвецам. Жрица Мелисандра пришла для того, чтобы вновь придать пламя, которое долго не появлялось. Обстановка всё больше и больше накалялась, мертвецы вот-вот и уже пролезли бы через баррикады. Жрице начинало казаться, что Владыка снова её обманул, но внезапно пламя всё же появилось и задержало мертвецов, но лишь на время...

Как оказалось, Король Ночи с драконом Визерисом находился высоко в небе, откуда своей армии давал указания, пока его позже не настигли Джон и Дейнерис. Началась суровая схватка между ледяным и пламенными драконами. 

Внизу обстановка всё больше накалялась: мертвецы пролезли через баррикады и начали лесть на стены. Внутри замка успела себя проявить малютка Лианна Мормонт, внутри которой скрывалась сильнейшая натура. Когда великан начал сдавливать бедняжке кости, она нашла в себе силы и нанесла ему роковой удар в глаз, но сама, к сожалению, погибла...

Следующая стадия этой беспощадной битвы началась в пределах стен Винтерфелла и приобрела элементы ужаса. 

Казалось, что самым безопасным местом среди этой суровой бойни является крипта, в которой укрылись женщины, дети, старики и несколько наших героев. Но они не учли, что сами же себя заперли наедине с мертвецами. Со временем, начали издаваться наводящие жуть звуки. Оказалось, что погребённые в крипте усопшие трупы Старков «воскресли» и присоединились к армии Короля Ночи. Отчаянные крики невинных создали атмосферу страха и безысходности. Место, которое считалось укрытием, внезапно превратилось в такой же эпицентр бойни, какой она была снаружи.

Чуть выше этажом царила гробовая тишина, а вокруг то и дело слышались медленные шаги мертвецов. В этом тихом аду находилась ещё одна отважная девочка Арья, которая пыталась не попасться мертвецам на глаза.

В это время там блуждали давний знакомый Арьи Сандор Клиган и Берик Дондаррион. Сандор всегда пытался её защитить, даже несмотря на то, что в момент их последней встречи она оставила его умирать в муках. Ну не мог Сандор долго питать обиды к своей давней юной отважной приятельнице. В общем-то, как и она к нему.

Гробовую тишину нарушил мертвец, который напал на Арью и чуть было не погубил её. Но, она прошла такой путь не для того, чтобы умереть от случайного мертвеца, нет, ей было уготовлено нечто большее. Судьба распорядилась так, чтобы в этот момент на помощь к Арье пришёл Берик, что он и сделал. Владыка Света возвращал его много раз к жизни, чтобы именно в эту секунду он прибыл на выручку к Арье, в результате чего был смертельно ранен и уснул... в последний раз...

Почему Арья настолько важный человек для Владыки Света? По словам Мелисандры, ей нужно было забрать жизнь у того, кто имел голубые глаза...

Битва с мертвецами явно начинала подходить к своей развязке, но к какой? Судя по обстановке, всё шло к уж очень удручающим последствиям...

Король Ночи теперь уже поднял мертвецов в самом Винтерфелле. Ему нужен был Брандон, ставший «Трёхглазым Вороном», так как только он мог следить за каждым его шагом. Джон не мог успеть спасти брата, никто не мог. Неужели это конец для ещё одного Старка?

Как выяснилось, отнюдь нет. Бремя защиты Брандона было возложено на Теона Грейджоя, так как он чувствовал перед ним вину за вероломное взятие Винтерфелла и изгнание из дома. Опять же, все ошибки Теона так же нужны были для того, чтобы он оказался именно на этом месте и в данный момент. 

Но, роль Теона заключалась лишь в части. Он оказался один в окружении смерти и понимал, что это для него конец. Бросив прощальный взгляд на Брандона, он взял копьё и отчаянно бросился на лидера мертвецов, в результате чего был смертелно ранен ледяным мечом. Теон, к большой неожиданности, всё-таки смог полностью искупить свои прошлые ошибки, — он умер достойно и как «Железнорождённый», и как Старк.

Набирающая обороты завораживающая игра скрипки давала понять, что сейчас произойдёт что-то ужасное, пока на Короля Ночи не бросилась Арья Старк... 

Весь события из жизни Арьи — обучение у Сирио Фореля, казнь отца, путешествие с Сандором и пребывание среди «Безликих», её спасение Бериком — имели причинно-следственную связь, чтобы она в нужный момент оказалась рядом с братом и спасла его от леденящего меча Короля Ночи. Пырнув его, он посыпался на ледяные крупицы, как и вся его армия.

Мертвецы пали, но для Джораха Мормонта эта радость была слишком поздней... Отважно защищая свою возлюбленную королеву, — он был глубоко ранен, но до последнего вздоха боролся с помощью меча дома Тарли, который Сэм посчитал честью вручить Джораху. Это было действительно верным решением. Он доказал делами, а не пустыми словами, что любил Дейнерис всем сердцем, в результате пал во имя неё и всего Вестероса, из которого был когда-то изгнан. Уверен, он был рад принять именно такую смерть.

Давос Сиворт ненавидил Мелисандру всем сердцем за казнь Ширен. Жрица это понимала и ещё перед битвой дала ему знать, что на рассвете примет смерть. Она не лукавила: исполнив свой долг перед Владыкой, красноволосая женщина ушла принимать смерть в своём истинном старушечьем облике...

«Долгая Ночь» закончилась и наступил новый день. Павшие герои были достойно провожены, а живые вновь вернулись к своим насущным проблемам, ведь остался ещё один нерешённый вопрос, — кто же займёт Железный Трон?

На совести Серсеи Ланнистер должны быть все те, кто пал в ту страшнейшую ночь. Пока она и её войска отсиживались в Золотой Гавани, — тысячи людей полегли, отчаянно сражаясь со смертью.

От неё отвернулись все. Единственные, кто ещё остался в её услужении — это Десница Квиберн, нахальный извращенец Эурон Грейджой, у которого на уме было лишь одно и купленная им армия наёмников, — «Золотые мечи». Разочаровавшись в Джейме, она нашла в Грейджое нового сексуального партнёра, желала сделать его отцом будущего ребёнка, а своих братьев и вовсе пожелала убить.

Джейме тоже не терял времени. Разочаровавшись в сестре и любовнице, — он окончательно решил построить отношения с Бриенной Тарт. Это было вполне ожидаемо, так как из связь проглядывалась ещё со времён долгого пути в Золотую Гавань и начинала укрепляться всё больше и больше.

Он был рыцарем де-юре, а она — де-факто, так как официально женщин никогда не посвящали, а ведь это была её давняя мечта. Джейме помог осуществить её, официально и заслуженно посвятив Бриенну в рыцари как раз перед «Долгой Ночью». Наконец, после боя они вовсе перестали скрывать чувства друг к другу.

К сожалению, романтика длилась не долго... Проснувшись ночью от стука двери, — Бриенна не нашла Джейме рядом с собой. В это время он был на улице, запрягал лошадь. Стало ясно, что он собирается вернуться к своей тщеславной сестре, так как считал себя ничем не лучше неё. Он покинул расстроенную Бриенну, вероятно, навсегда... 

— Ты не такой, как твоя сестра, не такой. Ты лучше, чем она. Ты хороший человек, тебе её не спасти, не нужно умирать с ней. Останься здесь. Останься со мной. Пожалуйста, останься!

— Думаешь, я хороший? Я столкнул мальчишку из окна башни, искалечил его, ради Серсеи. Я задушил кузена своими руками, чтобы вернуться к Серсее. Я бы убил всех мужчин, женщин и детей в Риверране, ради Серсеи. Она мерзкая, и я тоже.  

Диалог между Бриенной и Джейме.

Тем временем, решался вопрос о завоевании Железного Трона. Ещё перед битвой с мертвецами Джон рассказал Дейнерис о своём истинном происхождении, что последнюю весьма насторожило, так как в этом случае она не имела законного права на Трон. Джон не был тщеславен и всегда давал знать Дейнерис, что власть его не интересует и он готов служить только ей. Но даже этот факт не унимал «Матерь драконов».

После битвы, во время пира Дейнерис заметила, с какой любовью к Джону относятся люди. На Востоке её возвеличивали, но с момента прибытия в Вестерос она то и дело видела настороженные лица в свой адрес, что не удивительно. Джон любил Дейнерис, но понимал, что она его родственница, поэтому больше не желал иметь с ней интимные отношения. Она же, боясь потерять власть, старалась сохранить с ним интим и убедить его скрыть тайну своего происхождения от всех, — даже от собственных сестёр.

У Дейнерис усугубились отношения с семьёй Джона, в частности с Сансой. Видя то, как их брат поддаётся манипуляциям с её стороны, — сёстры вызвали его на отдельный семейный разговор. Джон всё же поделился с ними касаемо своей тайны невзирая на не желание этого Дейнерис и правильно сделал. Они его кровь, и заслуживали это знать, как никто другой. Сансу же начала посещать мысль, а почему бы её брату не занять Железный Трон?

Очень занимательно было выслушать мнение Вариса и Тириона насчёт данной дилеммы. Меня всегда интересовало виденье Вариса касаемо достойной королевской кандидатуры, так как этот человек был одним из немногих, кто искренне желал лучшего именно для народа, да и на своём веку он успел поведать несметное количество разнородных королей, а следовательно мог разглядеть каждого кандидата насквозь.

Он верил в Дейнерис всем сердцем, но сомнения насчёт её кандидатуры его начали посещать ещё с момента сожжения Тарли. В Джоне же он видел благородного, скромного и рассудительного человека, сделавшего немало хорошего, но при этом которого не поглотила жажда власти и признания. С данной точкой зрения я всё же с Варисом смею согласиться.

Диалог между Варисом и Тирионом касаемо достойного правителя.

— Вы знаете обоих, кто на Ваш взгляд был бы лучшим правителем?
— Ему не нужен Трон, поэтому он преклонил колено, *Тирион высказался о Джоне*
— А Вам не кажется, что лучший правитель, — это тот, кто не желает править?
— Мы обсуждаем измену.
— Не делайте вид, что не думали об этом.
— Конечно думал, но мысль ещё неизменна.
— Он сдержанный и осмотрительный. Он мужчина, а значит более приемлемый для лордов Вестероса, чья поддержка нам нужна.
— Джоффри был мужчиной. Член не главное достоинство. И Вы это знаете.
— И он наследник Трона. Да, потому что он мужчина, так что член всё же важен.
— Как Вам моё прошлое предложение? Они могли бы править совместно.
— Ему с ней не сладить. Она будет подавлять его, как и прежде. 
— Он сдержит её худшие порывы.
— Как и Вы?

Ещё незадолго до раговора Вариса и Тириона, произошло большое несчастье с драконом Дейнерис и её флотом. Второе дитя матери было дважды смертельно ранено, кровь разлеталась по воздуху и бездыханное тело упало в воду. Верный Серсее Грейджой сделал роковой выстрел из «Скорпиона» — оружия, способного убить любого дракона. Помимо этого, была похищена верная советница королевы драконов и возлюбленная Серого Червя, — Миссандея.

Гнев Дейнерис не знал предела. Она была зла до такой степени, что желала обрушить пламя на Золотую Гавань вместе с её жителями. К счастью, у неё были разумные советники, которые убедили её сдержать свои порывы и пойти на переговоры с Серсеей.

Переговоры проходили в очень напряжённой обстановке. С одной стороны были озлобленная Дейнерис, её единственный выживший дракон и Серый Червь, любви всей жизни которого грозила опасность, а с другой — ихидно улыбающаяся Серсея, её оружие, способное убить последнего дракона матери и связанная Миссандея, стоящая у обрыва.

Как представители королев на переговоры двинулись их Десницы, — Тирион и Квиберн. Тирион старался возвать к благоразумию Квиберна, так как на кону была жизнь сотни невинных, но всё было тчетно. Десница Дейнерис понимал, что с минуты на минуту может начаться страшная бойня, а потому пошёл на отчаянный шаг: он вновь хотел попытаться достучаться до своей сестры. 

Красноречивые слова о неимоверной любви к своим детям и наличии частички доброты в душе, казалось, вот-вот и заставят передумать Серсею сделать опрометчивый шаг. Но убеждение из уст ненавистного брата в том, что ей лучше сдаться ради ещё не рождённого ребёнка, явно только обозлили королеву... ведь, в таком случае разрушиться тот самый идеальный мир, построенный в её грёзах.

 Серсея дала шанс Миссандеи сказать последнее слово и стало очевидно, что сейчас произойдёт что-то непоправимое. Королева дала сигнал Грегору Клигану, чтобы тот отсёк голову Миссандеи, и тело с отсечённой головой упало пямо на глазах её королевы и возлюбленного. Этот шаг стал точкой невозврата...

Варис всё больше играл с огнём. Он всерьёз вознамерился устранить Дейнерис и обеспечить восхождение на Трон Джона. Его шаги стали слишком заметны: фактически он дал Джону знать, что знает правду и желает видеть именно его на Железном Троне. За всем этим процессом следил Тирион, который так же прекрасно ведал об истинных мотивах «Мастера над шептунами».

Как Десница королевы, Тирион всё же решил выдать своего давнего друга по интеллекту. Когда Серый Червь пришёл со своими людьми к «Пауку», то последнему стало ясно, что его час пробил. Было довольно неприятно лицезреть смерть Вариса, ведь им двигало только желание сделать как можно лучше для народа, и он даже был готов принять смерть, если бы знал, что его мнение насчёт Дейнерис ошибочно.

Варис — человек от народа, а его сожжение символически ознаменовало ту трагедию, которая должна была произойти в дальнейшем...

«Надеюсь, я заслужил это. Надеюсь, что ошибался... Прощайте, старый друг».
Последние слова Вариса перед сожжением.

Слова усопшего Вариса начинали по-тихоньку сбываться, Тирион это чувствовал, но до конца не хотел признавать. Было очевидно, что злость королевы драконов и Серого Червя не остыла после смерти Миссандеи, а советы Десницы для Дейнерис перестали быть каким-либо авторитетом. Помимо этого, Тирион получил от неё весть о том, что его брат угодил к ней в плен.

Попав в палатку к брату, Тирион поделился с ним своим планом по взятию Золотой Гавани без кровопролития. Он хотел освободить Джейме, чтобы тот добрался до Серсеи и они вместе уплыли подальше от Гавани. У него оставалась вера в то, что этим спасёт своих брата и сестру и сотни невинных жизней. Жаль, что ошибался...

Трогательный диалог между Джейме и Тирионом.

— Твоя королева казнит тебя за это.
— Если Дейнерис взойдёт на Трон, не утонув по колено в крови, может она пощадит того, кто это устроил? Десятки тысяч невинных жизней за жизнь одного не безгрешного карлика. По-моему, честный обмен.
— *пристально смотрит на Тириона*
— Если бы не ты, я бы не выжил.
— Выжил бы.
— *Отнекивается головой*. Ты единственный, кто не видел во мне чудовище. Ты был для меня всем. *прощально крепко обнялись*

Настал день битвы за Золотую Гавань. Дочь «Безумного короля» намеревалась вернуть так давно утраченное наследие. Долгое время от неё и Дрогона не доносилось звука, пока она внезапно не появилась в небе.

Фортуна была явно на стороне «Матери драконов»: с помощью Дрогона она уничтожила флот Серсеи, всех «Скорпионов», наёмников из «Золотых мечей» и главные ворота Золотой Гавани, обеспечив своим людям доступ в город. Войска Серсеи явно начинали сдавать обороты. В результате, они капитулировали, а с улиц то и дело доносились просьбы невинных позвонить в колокол в знак признания поражения. Казалось, что Дейнерис захватит очередной город без лишних жертв, но через пару секунд начало происходить нечто ужасное и чудовищное...

На лице Дейнерис нарисовалась ненависть и некоторая доля безумства. Она взлетела на Дрогоне и начала испускать огонь прямо на мирных жителей. Зрелище было страшнее некуда: повсюду доносились паника и крики, горели люди, дома, родители в толпе пытались найти своих детей, а они в свою очередь — родителей. Дотракийцы вернулись к своему варварскому облику и начали рубить всех, кто на глаза попадётся. «Безупречным», каждому из которых когда-то пришлось убить младенца, так же не составило труда уничтожать всё живое на своём пути. Дейнерес освободительнца оков и её величественное войско внезапно превратились в сборище бездушных убийц и чудовищ...

Беременная Серсея осознавала, что идеальный мир, построенный ею в своих грёзах рушится прямо на глазах, а смерть вот-вот и настигнет её и ещё не родившегося ребёнка. Казалось бы, у чёрствой и властной на первый взгляд женщины начали появляться слёзы отчаянья и безысходности, пока на секунду она не испытала свою последнюю радость, — перед ней появилась любовь все её жизни, Джейме.

Любовники отчаянно пытались покинуть место разрухи, но угодили в тупик. В последние часы жизни у Серсеи словно пробудилась та ранимая и чуткая женщина, которую она всю свою жизнь пыталась подавлять, дабы выжить и защитить своих детей и любимого. Они прижались друг к друг, глядя в глаза, пока смерть не настигла их и ребёнка...

После этой трагедии, всё выглядело словно в страшном сне. Мрак из пепла, сопровождаемый жуткой гробовой тишиной, окутал солнечную Золотую Гавань. Сплошь и рядом наших ошеломлённых героев окружали обгоревшие трупы мужчин, женщин, детей и стариков, а если кто и выжил, то был абсолютно обездолен. Стоящих на коленях солдат «Безупречные» убивали на месте. Миллионы сердец перестали биться в этот злосчастный роковой день. Тирион, Давос и Джон осознали, что всё это время служили очередному тирану, которого поглотила жажда власти.

Тирион до последнего хотел верить, что хотя бы его брат и сестра благополучно покинули место трагедии, но увидев торчащий среди груды обломков золотой протез своего любимого брата, понял, что не успели... Со слезами на глазах, Тирион убирал обломок один за другим, пока не увидел охолодевшие трупы последних членов семьи...

Та, в кого Тирион до последнего верил всем сердцем, предала его доверие. Подойдя к Дейнерис, он демонстративно бросил значок Десницы, дав знать, что отвернулся от неё, за что был заключён под стражу. Позже к нему пришёл Джон, который был не меньше поражён поступком своей плоти и крови. Бывший Десница королевы понимал, что её уже не спасти, а потому убедил Джона сделать шаг, о котором пару дней назад они и подумать не могли...

«Когда она убивала рабовладельцев Астапора,  по ним никто не горевал, ведь они были скверными людьми. Когда она распяла сотни господ Миэрина, кто бы спорил? Они были скверными. Дотракийские кхалы, которых она сожгла заживо,  обошлись бы с ней ещё хуже. Куда бы она не направилась, скверные люди гибнут, и мы её восторгаемся. 

Но у неё становится всё больше власти и веры в свою непогрешимость. Она верит, что ей суждено построить лучший мир  для всех. Если бы ты верил в такое, неужели ты не убил бы тех, кто встанет на пути к твоей мечте?».

Тирион высказывает Джону мнение о Дейнерис.

Тирион верно заметил, что раньше Дейнерис прибегала к сожжению людей заживо или распятию, но все они были не без греха: дотракийцы, рабовладельцы, знать, — все они измывались над невинными, которых Дейнерис спасала и освобождала. Её возвеличивали, прозвали матерью, освободительницей оков. На какой-то момент она вовсе отложила цель завоевать Железный Трон и решила остаться в Миэрине, чтобы разрешить там и в соседних завоёваных государствах все проблемы.

Мыслитель Никколо Макиавелли утверждал, что весьма трудно завоевать государство, жители которого привыкли к правящему дому. Да, мы прекрасно понимаем, что Серсею и всю её семью народ ненавидел, и это было взаимно. Но они знали её, она была рождена в Вестеросе, а Дейнерис для них была чужестранкой, отец которого пытался сжечь их всех дотла. Кто бы принял её с хлебом и солью?

На Востоке же был повод её любить и возвеличивать: там жили рабы, нуждающиеся в освободителе, и то, находились такие, кто хотел снова вернуться к рабской жизни. «Матерь драконов» их освободила, они её возлюбили и признали, и именно там ей нужно было закончить свою экспансию. Но она, как тот же Станнис Баратеон, слишком обольстилась, летая на драконах и получая тонну похвалы, в результате чего произошло то, что мы имеем.

Джон был благороден и не так глуп, чтобы вступить в инцест с Дейнерис и дальше служить ей, так как для неё он так же являлся угрозой. «Матерь драконов» слишком возлюбла власть, и как говорил Варис, она вряд ли захочет её разделить с Джоном, а если бы и хотела, то всячески бы его подавляла.

Джону явно было трудно сделать выбор. Пока он шёл к ней, размышления не покидали его до самой последней секунды, но он понимал, что в будущем она может причинить боль и его сёстрам, и если уж выбирать между Дейнерис и семьёй,  Джон выбрал последнее, вонзив нож в «Матерь Драконов».

Дрогон понимал, что его мать погубил не Джон, а Железный Трон и жажда власти, а потому он сжёг то, что было первопричиной стольких смертей. Взяв свою мать,  он улетел в неизвестность...

Убийство Дейнерис ознаменовало начало новой эпохи для Семи Королевств. «Матерь драконов» поглотила жажда власти, но благое намеренье у неё всё же было. Она хотела «сломать колесо», о котором говорила ещё при разговоре с Тирионом в Миэрине. Суть заключалась в том, что Дейнерис стремилась избавиться от престолонаследия, так как при такой форме правопреемства власти могут происходить постоянные войны за престол.

Дейнерис была мертва, но об её словах прекрасно помнил Тирион. Когда Серый Червь привёл его как пленника на Совет, дабы осудить за смерть своей королевы, разговор у присутствующих пошёл совсем в другое русло, которое касалось будущего всего Вестероса.

Тирион предложил впредь избирать монарха путём голосования, а престолонаследие отменить. Для присутсвующих это предложение показалось заманчивым, но вопрос состоял в том, кто же станет новым королём? 

Тирион считал идеальным кандидатом Брандона Старка, так как он — «Трёхглазый ворон», хранитель всех историй. Время идёт, поколения меняются, и только история позволяет сохранить память о достойных и недостойных людях. Воспоминания о прошлом позволяют нам учиться на ошибках предков и делать будущее куда лучше. 

Брандон дословно знал об ошибках человечества и не позволил бы им свершиться в будущем. Несмотря на падение с башни, он упорно проделал тяжёлый путь, будучи юнцом, что символизирует силу духа. Кроме этого, Бран не походил на того человека, которого бы поглотила жажда власти, как его предшественников, а выборы не позволят надолго задержаться какому-либо тирану в будущем. Члены Совета были солидарны с мнением Тириона, а потому единогласно провозгласили нового короля Шести Королевств.

После принятия исторического решения, всё словно встало на свои места. Тирион вновь получил должность Десницы, Давос — мастера над кораблями, так как с ними был знаком не по наслышке, Сэмвелл стал заслуженным мейстером, а Бриенна — первой женщиной-рыцарем благодаря Джейме и Лордом-командующим королевской гвардией. В исторических учебниках она не забыла написать и о геройствах Джейме.

Что же касаемо Винтерфелла и сестёр Джона, то тут всё так же вышло вполне закономерно. Север приобрёл независимость, Санса прошла свой трудный путь, чтобы стать сильнее и залужено приобрести титул королевыСевера, не усидчивая Арья отправилась в свободное плаванье на встречу неизвестному, а сам Джон... ещё Тормунд перед отъездом из Винтерфелла сказал, что в нём течёт кровь истинного Севера, к которому он должен вернуться...

ВЫВОД

Признаюсь честно, долгие годы я довольно скептически относился к данному сериалу, был уверен, что он является плодом типичной массовой популяризации, который, как мне казалось, ничего содержательного в себе не несёт. Однако, я в своих суждениях очень сильно ошибался…

«Игра престолов» — это глобальный сериал. Под глобальностью я подразумеваю те бесчисленные количества областей нашей жизни, которые были затронуты в сериале: история, религия, философия, политика, социум, семья и любовь. 

В процессе просмотра сериала у меня, как у большого любителя истории, не раз возникало ощущение, что повествование отчётливо перекликается с реальной историей человечества: борьба за Железный Трон, территории (100-яя война между Францией и Англией), восстание Роберта (гражданские войны), война между первыми людьми и детьми леса (массовое уничтожение индейцев в Америке), конфликт андалов и первых людей (вторжение англосаксов в Британию, населяемую кельтами), рабы Астапора, Юнкая и Миэрина (проблема рабства), Его Воробейшество и септоны (инквизиция), заговор против Джона Сноу (убийство Цезаря Сенатом и Брутом).

И, когда наблюдаешь за всем этим, с грустью выделяешь для себя довольно печальную истину — сколько же ошибок мы совершили, сколько было зря пролито крови, сколько всего хотелось бы изменить к лучшему...

Невольно задаёшься вопросом: ради чего имело место всё это насилие? Я считаю, что ответ весьма очевиден — людям свойственен эгоцентризм. Ради удовлетворения потребностей своего собственного «Я», мы не можем смотреть дальше него: хотим власти, хотим денег, хотим больше территорий, хотим урвать свой кусок, не думая о том, какой моральный и физический вред можем нанести другим. Конечно, как показал сериал, есть много благородных и достойных людей, которые не забывают думать и о других, но их категорически мало, и почему-то именно к ним это мир катастрофически несправедлив.

Однако, мы не можем изменить прошлое, зато способны учиться на его ошибках и становиться лучше, быть более сплочёнными и гуманными друг к другу, стараться созидать, а не уничтожать. Для кого-то мои слова могут показаться утопией, я же в них верю всем сердцем.

С точки зрения религии, мы могли наблюдать за тем, что фанатизм не приводит ни к чему хорошему. Порой, особенно в средневековье, сторонники религии противоречили сами себе, когда призывали к благочестивости, хотя сами нарушали свои же догмы, прибегая к насилию и нетерпимости. Его Воробейшество и септоны в сериале являются этим самым примером. 

На примере же Тириона, мы убедились, что с человеком не может быть всё однозначно. Ему были характерны похоть и цинизм, а с точки зрения религии это страшнейший человек. Однако, зрителям он полюбился больше всего: за свой ум, благородство и чувство юмора. Добра в нём было больше, чем у многих сторонников септы, а как говорил Ганс Христиан Андерсен«Думающий атеист, живущий по совести, сам не понимает, насколько он близок к Богу».

С точки зрения философии, в сериале мы могли наблюдать вопросы бытия и судьбы, а так же несметное количество благодетелей и пороков человека: дружба, любовь, вера, свобода, мужество, лидерство, милосердие, благородство, мудрость, честь, клятва, верность, месть, ненависть, гордыня, зависть, насилие, жажда власти, страх и трусость, лицемерие и предательство.

В политическом плане сериал наглядно продемонстрировал такую форму правления, как сеньориальная монархия. Мы увидели минусы и плюсы данной формы, а так же разную категорию монархов: глупых, мудрых, жестоких, милосердных, расточительных, высокомерных, храбрых и трусливых. Лицезрели, как качество власти сказывается на благополучии народа: кто-то голодает и прибегает к каннибализму, а кто-то живёт в достатке и возвеличивает своего монарха до уровня Бога. 

Социальный аспект сериала показал на примере Вариса и Петира Бейлиша, с какой хваткой люди из бедных слоёв населения могут добиться высот. Так же, сериал качественно продемонстрировал «стадный инстинкт», лицемерие и непостоянство народа на примере Серсеи: когда она проходила по «Тропе позора»  её поливали грязью и унижали, а стоило ей стать королевой  так все внезапно начали возвеличивать. 

Сериал доказал на примере Бриенны, Дейнерис, Арьи, Лианны Мормонт и многих других, что женский пол  отнюдь не слабый и робкий. Порой, в женщинах может быть заложено больше мужественности, смелости и отваги, чем в самих мужчинах. 

Ну и конечно же, как можно обойтись без таких немаловажных аспектов в повествовании, как семья и любовь. Кто мы без них? Что нас так может мотивировать жить, как не семья и любовь? Сериал дал разные ответы на данные вопросы: для кого-то семья — это всё, а для кого-то — препятствие и объект для ненавистничества.

На примере семьи Старков, мы увидели, как эта семья была сплочена. Даже несмотря на долгую разлуку, каждый из них думал о своих родных: Эддард готов был опорочить себя, лишь бы сохранить жизнь своему племяннику, Кейтилин была преданна мужу и до последнего вздоха боролась за своих детей, Робб начал войну, дабы отомстить за отца, Арья в столь раннем возрасте воинственно пустилась в долгий и опасный путь ради мести за смерть родителей и брата, Санса готова была жить среди врагов, лишь бы найти способ их уничтожить изнутри для возвращения влияния своей семьи. 

Серсея Ланнистер была готова пойти на всё ради своих детей, Джейме не мог допустить казни брата. 

Но, у данного аспекта есть и другая сторона монеты: Лиза Аррен желала смерти племяннице из-за ревности к мужу, Рэндилл Тарли отправил сына на Стену лишь бы избавиться от него, Тайвин Ланнистер незаслуженно презирал собственного сына, Серсея желала смерти своему брату Тириону, племянник же вовсе посмел заказать его убийство. 

Станниса Баратеона поглотила жажда власти настолько, что он убил своего собственного брата и сжёг единственную дочь. Рамси Сноу убил своего отца и новорождённого брата, лишь бы прибрать власть в свои руки. Визерис Таргариен готов был продать сестру ради Трона. Дядя Теона и Яры убил их отца и желал им смерти, видя в них конкурентов.

Сериал не побоялся показать суровые реалии различных аспектов нашей жизни, он откровенен и искренен перед зрителем. Здесь нет определённо плохих и определённо хороших, здесь есть сложные персонажи, нет сказочной иллюзии о категоричной победе добра и поражении зла. Его нужно смотреть вдумчиво, впитывая каждое слово, которое звучит из уст персонажей, так как если утратишь одну нить — потеряются все остальные. 

Я не любитель жанра фэнтези, но сериал его преподнёс в очень интересном и своебразном ключе. Некоторые элементы данного жанра в этой вселенной были средствами донесения чего-то наиболее глубокого и осмысленного. Например, когда первые люди прибыли в Вестерос, они начали вырубать деревья и убивать детей леса, которые хотели эти деревья защитить. Это показывает, насколько люди инстинктивно склонны к насилию, даже когда существенных поводов для этого нет.

«Белые ходоки» доказали, что человечество готово воевать друг с другом ради власти либо иной личной выгоды, даже несмотря на надвигающуюся угрозу.

Или напротив, когда «Белые ходоки» пришли в Винтерфелл, мы увидели как люди, многие из которых раннее ненавидели друг друга, теперь были сплочены и готовы бок о бок биться с самой смертью. Эта сплочённость прививала некое чувство гумманости, любви и созидательности по отношению к своему ближнему. 

На примере Дейнерис мы увидели, как управляющая драконами девушка с благими намерениями по-тихоньку начинала ощущать свою величественность и непогрешимость и позволила себе делать то, что перечеркнуло абсолютно все её раннее показанные добродетели.

Сериал учит нас не забывать, что мы не идеальны, каждый со своими плюсами и недостатками. Он показал их, чтобы мы видели как прекрасные стороны, так и явные проблемы нашей сущности и стремились к совершенству: моральному, интеллектуальному, духовному и физическому, чтобы сделать нас, окружающих и этот мир лучше.

В первую очередь, хочется поблагодарить писателя Джорджа Мартина за создание столь замечательного фэнтези-романа «Песнь льда и пламени», на основе которого и был создан сериал, а так же поблагодарить всех тех, кто приложил руку к созданию этого продуманного и прекрасного сериала. Джордж Мартин создал просто необыкновенную и до мелочей продуманную вселенную с огромным количеством неординарных персонажей. В этот мир хочется вникать и узнавать о нём и его обитателях всё больше и больше!

Актёры отыграли свои роли шикарно, они были словно созданы для своих ролей. Чего только стоит реакция Кейтилин на смерть своего сына или речь Тириона на суде. Сценаристы очень грамотно распределили судьбы персонажей, практически каждый выбыл из этой суровой истории тогда, когда его время действительно должно было прийти. События «Красной свадьбы» дали понять зрителю, что сериал непредсказуем и может перевернуть своими событиями душу наизнанку.

В процессе повествования был мастерски преподнесён жанр трагикомедии. Посиделки в кругу друзей и анекдоты забавного Тириона могли внезапно смениться напряжённой кровопролитной бойней и наоборот. 

Отдельно хочется похвалить постановщиков масштабных баталий: «Битва у Черноводной», «Оборона Чёрного Замка», «Битва у Сурового Дома», «Битва за Винтерфелл», «Долгая Ночь» — в них имели место зрелищность и эффект ошеломления от происходящего на экране.

А чего только стоит музыкальное сопровождение... Рами Джавади просто талантливейший композитор, который истинно прочувствовал всю непредсказуемость, суровость, трагичность и в то же время красоту и величие данной вселенной, а фрагменты со скрипкой просто разрывали душу! Отдельно для себя выделил его следующие произведения: «Main Title», «Light of the Seven», «Shall We Begin?», «Khaleesi», «Mhysa», «Dragonstone», «Hear Me Roar», «The Night King».

Многие порицают восьмой сезон, возможно, и не без причины, но всё же стоит признать, что данный сериал поистинне внёс огромную лепту в значимость киносериалов в мире кинематографа. Определённо, он будет на слуху ещё очень много лет...

Благодарю за внимание, дорогой читатель! Теперь, ждём с нетерпением предысторию про Таргариенов.

Теги: Игра престолов, Дом дракона, Креатив, Годнота, Сериалы
RockStarMan
1 подписчик
Фанатам Minecraft продали NFT на $1.2 миллиона. Оказалось, это мошенничество