31 июля в 21:02 6235

Дни смертей, дни бросков: как девушка-каскадер сутками анимировала героев The Last of Us 2

8
Поделиться
Поделиться
Еще были дни прыжков, падений и движений.
Дни смертей, дни бросков: как девушка-каскадер сутками анимировала героев The Last of Us 2
Эшли Джонсон, Лаура Бейли и другие актеры, сыгравшие персонажей The Last of Us 2, снимались только в диалогах и катсценах. В боевых сценах они не участвовали: профессиональных актеров подменяли профессиональные каскадеры.

Значительную часть боевых сцен и просто анимаций персонажей The Last of Us 2 записали при участии Эми Джонстон, профессионального каскадера, работавшего над «Мстителями», «Терминатором», «Дэдпулом» и массой других известных картин.

Над играми Джонстон тоже работала. С Naughty Dog она впервые посотрудничала во время разработки Uncharted 4, где дралась за Надин Росс; когда студия пригласила Эми принять участие в записи анимаций для новой игры, та тут же согласилась.


В результате Джонстон стала одним из первых членов актерско-каскадерской команды The Last of Us 2. Когда она присоединилась к проекту, над игрой работали всего несколько актеров, успевших записать ряд сцен. В интервью Kotaku Эми рассказала, как выглядела ее работа над игрой.



  • Эми записывала боевые анимации для Элли, Эбби, Дины, Яры, Лева и других NPC или монстров — как женщин, так и некоторых мужчин.
  • Если драки происходили в кинематографических сценах, то каскадер работала вместе с основным актером, сменяя друг друга на площадке. В остальных случаях разработчики просто включали уже записанную озвучку сцен.
  • Иногда под запись определенных типов анимаций выделяли целые дни. К примеру, как-то раз Эми целый день записывала анимации бросков, потому что Элли часто бросает камни и коктейли Молотова.
  • Кроме того, записывались разные анимации для разных дней в Сиэтле. Например, когда Элли или Эбби получали травму, они начинали двигаться иначе; это тоже приходилось записывать.
  • Все броски были разными: бросок стоя, бросок сидя, отходя назад, идя вперед — но все только правой рукой. За день, прикидывает Эми, она выполнила порядка 800 бросков.
  • Другой день был посвящен смерти: каскадер постоянно отыгрывала различные варианты гибели персонажей во всех возможных позах и их вариациях.
  • Еще были дни прыжков, дни падений, дни движений: когда Эми часами ходила или бегала под определенным углом, с определенной скоростью и из определенных исходных поз.
  • Большое количество анимаций нужно, чтобы в игре переходы между любыми типами движений смотрелись естественно. Но эти переходы не генерируются автоматически — их тоже надо записывать.
  • При записи анимаций персонажей приходилось держать в голове массу мелких деталей: например, какая у героя ведущая рука, накачаны они или нет, а если да, то как именно.
  • Еще надо было учитывать моральный дух и особенности личности персонажа. Например, Лев движется очень легко и не боится высоты, а Эбби, напротив, приходит от нее в ужас.
  • Чаще всего Джонстон играла именно Эбби; разработчики показали ей персонажа, но почти ничего о нем не рассказывали. Во всяком случае, Эми догадалась, что ее героиня раскачалась, чтобы кому-то отомстить.
  • Финальную драку Элли и Эбби снимали несколько раз: довольно много времени ушло на поиски правильного баланса и создание впечатления, что в определенных фрагментах драки и правда побеждает одна героиня, а в других — вторая.

В целом, считает Эми, работа с Naughty Dog оказалась очень интересной и эффективной. Часто бывает так, что разработчики игр точно не знают, чего хотят, но с этой студией все иначе: в Naughty Dog всегда понимают, что именно требуется сделать каскадеру, и дают ему всю необходимую информацию, чтобы понять персонажа.

Теги: Одни из нас. Часть II, Игры
Evernews
7863 подписчика
Разработчик за неделю сделал клон Diablo на Unreal Engine