Dannua 2515

Дорога к огню. Переход на формат рассказов.

3
0
Поделиться
Поделиться
Первый рассказ про Таарка и Легион.

Явинч - довольно унылое место, тем более для людей, привыкших жить в кабаках, где что ни день, то перестрелка, выпивка, женщины. А вот на Явинче из всего этого были только перестрелки. В основном от безысходности и с комарами. Черт возьми! Синий Ураган появился так не вовремя! начинающие космические пираты почти уже достигли Ярмиа, почти выбрались из этой поганой дыры, Блута, где их ждали только постоянные разборки и чертовы свалки. И тут их подбили. Кто, блин! Ученые! Это смех и отчаяние в одном флаконе! Матерые бандиты с штурмом и взрывами, как в дешевом боевике, выкрали полуразвалившийся корабль-почтовый курьер, кое-как подняли его в космос, даже недели две полетали, пока не начало кончаться топливо. И тут все накрылось медным тазом. Нет, конечно это и их вина, что они полезли на неизвестный космический корабль, да еще так нагло. Решили взять его на абордаж без единого выстрела, все как в тех же самых пресловутых дешевых боевиках. Но Мутанто никогда не признает своей вины. К тому же в прошлый раз им удалось захватить таким образом корабль, а значит их действия не были совсем уж глупыми.

Таарк сплюнул в густую жижу кислотного болота, вплотную прилегавшего к борту пиратского корабля, ушедшего на треть носом в землю и жижу, спрыгнул с крыла и направился в свою каюту, стараясь не подскользнуться на покореженном полу. Час был ранний, в самый раз чтобы поговорить с НИМ. Он - добыча Таарка, но никто о нем не знает. Потому что Таарк не глуп, он чуял огромную ценность и тайну в этой странной вазе, лампе, как называла ее этикетка, заботливо приклеенная недавно вздернутыми на ближайшей лиане учеными. Бежевая такая, керамическая лампа была чем-то похожа на противотанковый ёж - три "ступни", придающие ей устойчивое положение и широкая горловина с густой непроницаемой тьмой внутри. Лампа была вся исцарапана какими-то рунами, узорами. Часто самые разные руны повторялись по семь раз, соединялись глубокими выемками в поверхности сосуда. Странная вообще штука, на Блуте механик таких никогда не видел. Да еще и название такое - лампа! За час разговора с НИМ Таарк так и не нашел нигде ни единой лампочки или намека на кнопку, ну или хотя бы крепление для свечи. Странные люди, эти ученые...

Таарк подошел к сосуду и потер его. "Прям как в чертовой детской сказке", - мысленно проворчал Таарк, свободной рукой нервно перетирая между пальцами косичку, сплетенную из волос виска и свисающую до плеча.

- Выходи уже, шизофрения недолеченная! - сердито зашептал он, склонившись над лампой. Мутанто или еще кто другой могли случайно забрести в каюту, а механику совершенно не хотелось объяснять, почему здесь лежит какая-то глиняная штука, а главное, почему Таарк сует в эту штуку голову и говорит с ней. Но вот в лампе что-то зашевелилось, черная дымка закружилась и на дне, во все так же непроницаемой тьме появился глаз. Большой, не человеческий. И он горел ровным фиолетовым светом, отражающимся в черных глазах механика.

- Таарк.

- Глазастый.

- Неужели ты решил, что общество посуды для тебя полезней, чем общество остальных бандитов? - голос был громкий, искаженный стенками лампы. В нем сквозило полнейшее безразличие, не смотря на ехидство фразы. В прошлый раз юный пират перепугался, что бас лампы услышат другие, но Глаз объяснил, что общается он телепатически, слышит его только Таарк.

- Слушай, ты это.. Прости меня за всю эту ерунду. Сам подумай, у нас на Блуте только мусор, чума и пальба, все. А ты говоришь о каких-то совсем странных вещах. Я не образованный, да. Но я много думал про твои слова о душах этих, законах Хаоса, о пожирателях. И.. Все это очень интересно и выглядит чертовски заманчивым.Не знаю, уж, что из всего правдиво.

- Ты хочешь владеть моей силой, - это не был вопрос, - что ты готов предложить мне, человек?

Механик смутился. Да, он действительно хотел колдовать, как Глаз из посудины. Но он собирался долго уговаривать его, идти окольными путями, лестью, все такое. А тут такой прямой вопрос. Таарк передернул плечами. Все же глаз был страшным.

- Ну… Я готов дать тебе свое тело. Оно же лучше, чем эта мусорка? - парень для убедительности пнул лампу, - давай я дам тебе свое тело на тысячу лет, как тот парень, о котором ты говорил, Давид, а взамен ты дашь мне свои способности на следующие тысячу лет, как тебе это?

- Ты человек, ты умрешь в первые же несколько мгновений после того как я войду в твое тело. Твой разум просто исчезнет, душа сгорит в попытках удержать целостность тела, а само тело будет кричать каждым атомом, пытаясь совладать со мной и тем скоплением Хаоса, что я в себе несу.

- Но Давид же выдержал?

- А Давид не хотел меня обмануть, - Таарк тщетно попытался не выдать испуга, который пустил волну мурашек при разоблачении. Он что, не только говорит в голове, но и читает мысли? Об этом механик не подумал.

- А ты вообще не очень часто думаешь, мальчик, - на этот раз глаз удосужился подсластить свой голос эмоцией - открытой усмешкой, - я угадал? А? А не важно, все равно ничего не получилось бы. Давид смог заключить контракт потому, что тогда у меня было свое тело, а это важно, и еще тогда у меня было не так много душ. Сейчас все сложнее. Тот человек, Ходящий По Воде, он лишил меня тела и доли силы. Но мне кажется ты что-то придумал, так?

Таарк облегченно вздохнул. Блеф. Черт, мог бы и догадаться. но ведь это же настоящий джинн - кто знает, что он еще умеет? Но план у Таарка и в правду был.

- Смотри, Глазастый, ты мне говорил, что этот твой Хаос имеет множество воплощений, других, кроме душ, так? - Таарк нарисовал что-то похожее на стрелки компаса с жирной буквой "Х" в центре. одна из стрелок "компаса" приводила к кружку с надписью "душа", - я и подумал, что для того чтобы вытащить тебя мы могли бы распределить твои силы на другие объекты, кроме моего тела, но так, чтобы ты смог потом собрать свои силы обратно. Если я правильно понял, то ты, Легион, владеешь только сферой душ, а твои братья - другими, так? Но то что ты не можешь управлять другими .. как их.. правилами?..

- Законами.

- Законами, да, спасибо. Другими законами Хаоса, я думаю, не означает, что ты не можешь... хм... заимствовать некоторые их свойства для своего. Ну… использовать Кровь как батарейки, понимаешь? Сделать ее из живой в более вместительную. Ты знаешь, что такое батарейки?

Легион долго молчал. Механик уже решил, что сморозил глупость и джинн окончательно отказался от надежды на разговор с разумным существом, ибо Таарк показал себя тупым пнем. Но тут голос вернулся в голову.

- Ты хочешь вырастить на этой планете сад из хаосных деревьев? Или распределить меня по местным грызу... - издевающийся голос Легиона на мгновение замер, - ты хочешь распределить меня по телам своих товарищей. Но это убьет их... Если они или я будем пытаться овладеть их телами... Но если ...

- Ага! - парень радостно упер руки в колени и заговорил вслух, не заметив этого, - мы с тобой позабудем про важность их драгоценных жизней. Думаю, что они в очень короткое время пройдут все стадии превращения пожирателей душ и превратятся в камни, про которые ты говорил, назары, наполненные до отказа твоими душами.

- Ха! Мальчишка! Это может сработать... Я готов заключить с тобой сделку. Что угодно, лишь бы выбраться из этой глиняной дряни! - голос Легиона стал подозрительно напоминать голос Дро, мага-безумца, которого Таарк видел однажды на Блуте. Возможно столько столетий в этой склянке... Кто знает, что осталось от разума этого странного создания. Таарк благодарил богов Хаоса за то что те хотя бы сохранили память Легиона и позволили ему поделиться ей с ним, пиратом-беглецом.

Днем он старался вести себя как ни в чем ни бывало. таскал хворост, ругался с Корво, ворчал на раскомандовавшегося Мутанто... А попутно старался продумать в голове все детали завтрашней авантюры. Выглядело все неплохо.. но действовать нужно было быстро, пока никто ничего не понял и пока тело Таарка не сгорело вместе с душой. А ими он дорожил.

Утром он вновь встал рано. Натянул комбез, умылся. Долго смотрел в зеркало. Это последний день, когда он видит в зеркале человека, подумал он. Стоит ли оно того? Что станет с ним, его разумом, его телом? А если.. Нет, это глупости, но если за предстоящую вечность он встретит ту, с которой захотел бы завести семью, то сможет ли? Будет ли у него билет назад, а если нет, то стоит ли эта сила такого риска? Легион... Создание из древних времен, когда магов было в тысячи раз больше, когда в мире не было войн и космолетов, не было других планет, кроме родины этого духа. Легион... Таарк решил. Сегодня он станет легионом. На вечность. Чего бы это ни стоило. Он провел всю свою жизнь в мусоре Блута, в грязи, среди глупых и злых людей, желающих только жить и убивать других живущих. он хотел другой жизни. он молился богам, всем, про которых слышал, но они не отозвались. Сегодня он станет богом. И имя ему - Легион.

Мутанто все еще был в ярости, все еще шептал на выдохе угрозы вздернуть Таарка как тех ученых, которых местные насекомые обглодали до белизны костей всего за два дня.

- Как... Этот паршивец... Утаить... Добычу... Меняя!... - безумный взгляд блуждал по складному отсеку, три рыжих хвоста хлестали попадающихся на пути их замерших в страхе пиратов, мышца больного глаза двигала его от носа к уху и обратно, рот перекосило от гнева, из рваной щеки сочилась маслянистая слюна, - тебе повезло, что ты родился придурком, но не полным! Если бы не эти чертовы хрена-с-два-понятные руны я бы давно сам тебя сожрал! Я! твой! Командир! Ваш командир! Я - Мутанто Гепи! Это мой корабль! Вы - мои! Добыча - моя! Все здесь - мое!

В общем-то взрывы ярости капитана не были ни для кого в новинку, они бы давно убили его за такие выходки, но мутации этого старого пирата не ограничивались одними уродствами. К сожалению свидетелей истинных способностей Мутанто не осталось в живых, поэтому приходилось подчиняться ему. Таарк висел у входа в отсек, прикованный к косякам цепями, частично впаяными в кисти. Боль была адская. Но он поклялся себе, что выйдет сегодня победителем. И цепи - это мелочь. боль уйдет, когда он станет богом. А Мутанто поплатится.

- Тихо ты... - пробормотал он сквозь разбитые и кровоточащие губы, - он говорит.

Мутанто уже схватился за свой тесак, всегда висящий у него за пазухой, но все же решил дать Таарку возможность перевести слова джинна, существа из странной вазы, которую Таарк украл у него, Мутанто, спрятав ее здесь, не сказав об этом ему, его капитану! Но Мутанто знал, что Таарк просто глупый мальчишка, испугавшийся силы этого создания и потому вынужденный рассказать о ней капитану. Мутанто не боялся джинна. он хотел овладеть его силой, стать великим пиратом,самым великим во всей галактике. И убить наконец-то этого мальчишку!

- Он просит подвести меня к нему и освободить мою левую руку, - прохрипел почти безжизненным голосом Таарк. Крови уходило все больше. Мутанто нахмурился, но приказал выполнить указания джинна. Он рассудил, что одной рукой этот мертвец, Таарк, все равно ничего не сделает, разве что попытается удовлетворить сам себя на последок, а вот указания джинна лучше выполнить.

Изменника подтащили к лампе. Подполз один из вурмов-близнецов разрезал цепь вытащенными откуда-то кусачками и что-то проворковал на своем наречии. Мутанто на всякий случай махнул остальным рукой чтобы те отошли подальше. Сам он наоборот сделал шаг вперед. Если из этой хреновины польется сила, не важно, каким способом, он, Мутанто, должен быть в эпицентре, ему должно достаться больше других.

Таарк навис над лампой и прохрипел на саарканском наречии:

- Выходи!

Лампа завибрировала. Пираты настороженно переглядывались, держали руки поближе к оружию. Мутанто алчно блестел глазами.

- Легион, - Таарк опустил лицо к самому краю лампы, почти погрузив нос в тьму сосуда, капая внутрь кровью с изуродованного лица, - Легион... Дай мне свой знак! Дай мне власть над Законами Душ, дай мне право брать и давать, дай мне свою волю и свое благославение, дай печать, подтверждающую нашу сделку! Я, Таарк Вас Кантана, отдаю тебе на полное владение на тысячу лет свое тело! В замен ты отдашь мне на следующую тысячу лет всю свою силу! Да закрепит наш договор кровь, да будет так исполнено, ибо имя нам - Легион.

Таарк, прокричав последние слова, сунул руку прямо в открывшийся во тьме глаз. Рука ощутила что-то склизкое, затягивающее внутри лампы, на секунду Таарк решил, что Легион все понял, но в следующее мгновение пират вытащил из лампы свою левую руку и на ней была выжжена фиолетовая печать - круг и упрощенное изображение лампы внутри него. Свершилось. Легион поверил ему. Мутанто поверил ему.

Мутанто нахмурился еще сильнее, вытащил свой тесак и двинулся в сторону Таарка.

- Слушай ты, какого...

Таарк обернулся и, проскочив под лезвием тесака, подскальзываясь и падая под весом цепей и стальной балки, припаянной к ним, все же успел коснуться лба Мутанто и прошептать : "Имя Нам Легион!".

Таарк упал лицом вниз, вся команда дружно бросилась на него, покрывая его пинками тяжелых сапог, проклиная всеми известными ими ругательствами, с опаской (и с надеждой) поглядывая на упавшего навзничь Мутанто. Вдруг правая рука Мутанто резко взметнулась вверх. Пинки прекратились, все замерли, пытаясь предугадать, что за этим последует. Рука, покрутая абсолютно белым мехом, при том что Мутанто часто звали Белкой за то что одним из его уродств являлся густой рыжий мех, сжимала бледными пальцами бластер.

- Мутанто?.. Ты че?.. Как?.. - невнятно прогнусавил Кнайкл, здоровенный вышибала с красный ежиком на голове. В ответ кисть резко опустилась на девяносто градусов и Кнайкл упал с простреленной головой.

- ВОООН! ВСЕЕЕ! - вдруг проорал Мутанто, - Я ХОЧУ САМ ЕГО ПРИКОНЧИТЬ! ВОННН! К ЧЕРТУ ПОШЛИ!

Никто не заставил его повторять приказ дважды. Складной отсек мгновенно опустел. Мутанто уронил безвольно руку. Затем сел. Кожа его стала очень бледной, почти белой, мех на ней побелел совершенно. Один глаз был фиолетовым, другой - красным. Безумный пират-альбинос попытался стать, но удалось ему это с большим трудом. Он подошел к валяющемуся на полу Кнайклу, носком сапога повернул его голову. Выстрел лишь сжег ухо, не повредив череп. Капитан удовлетворенно хмыкнул, слепо бросил за спину бластер и сел. Буквально за несколько секунд его тело стало приобретать фиолетовый оттенок, все темнее, костенея. Через минуту или две мех стал слипаться, застывать, дыхание прекратилось, кожа окаменела, стала приобретать кристаллическую прозрачность. Мутанто превратился в огромный фиолетовый кристалл.

Таарк шумно вдохнул, повернул голову и сплюнул кровь. С трудом развернул лицо в сторону Мутанто. Да, все как должно быть. Пленник с усилием рванул цепи и смог подползти к ящику, за которым и стояла спрятанная лампа. Сунул в него руку, поелозил ей и извлек два вытянутых прибора. Один он отложил, а с помощью другого расплавил звенья сковывавшей его цепи. Времени мало.

Таарк подполз к Мутанто-кристаллу и следующие десять минут с усердием и аккуратностью разрезал фиолетовый камень на небольшие куски различной формы. Вышло это у него отлично - всю эту и предыдущую ночи он тренировался, вырезая необходимые детали из близлежащих в округе булыжников. Как только работа была окончена он сел, прислонившись к тому же ящику, шумно выдохнул, глядя на свои предплечья. будет больно. Он снова залез рукой в ящик, вытащил из него бутылку и залпом выпил почти треть. 

Команда стояла в соседнем отсеке, приготовив оружие к возможному бою. Никто ничего не понимал. Обсуждали все тихо. Вообще на корабле стояла полная тишина. Казалось, что даже эта дикая безумная планета решила напугать пиратов еще больше и заткнула все свои гейзеры, всех своих безумных тварей. Десять минут из-за двери ничего не было слышно кроме шипения огня. Что делал Мутанто, какого черта он побелел? Что там вообще произошло? Вопросов было слишком много, как и подозрений, что все пошло не так как должно. Что домой они не вернутся никогда. Но затем все вроде бы встало на свои места - из-за двери послышались ужасающие протяжные вопли Таарка и послышался запах горелой плоти. Пираты успокоились - вот эти признаки уже полностью соответствовали ожиданиям и действиях, которым обычно Мутанто подвергал предателей. Некоторым было немного жаль мальчишку, ведь именно он активно участвовал во всех операциях, позволивших угнать этот корабль с торговой площадки и убраться с Блута. И все же он - крыса. Поступил не по-братски. Кара была достойной.

Крики стихли. Вновь настала тишина. Мутанто все не выходил.

***

Дверь складского отсека открылась и в ее проема оказался Таарк, а не Мутанто. За доли секунды, которые потребовались для того, чтобы среагировать на лицо предателя и чтобы вытащить из кобур бластеры и ножи, пираты успели увидеть, что Таарк стоял раздетый по пояс, весь в крови и что в руках его, торсе, шее сверкали какие-то фиолетовые вставки, вставки прямо в плоть. Что за спиной Таарка стоит абсолютно белый великан Кнакл с невозможно красными глазами альбиноса и держит в руках скорострельную винтовку.

- Имя Нам Легион.

***

На дикой и ядовитой планете Явинч лежал, частично погрузившись в трясину, разбившийся грузовой космический корабль. У его крыла стоял человек с вживленными в тело фиолетовыми кристаллами, окруженный толпой альбиносов. Перед человеком стояла керамическая ваза,излучающая теплое голубое сияние.

- Вот и все. Теперь я - Легион. А тебя больше нет. Прощай, Глазастый.

Еще тысячу лет никто не слышал ни о ком, по имени Таарк.

Теги: Дорога к Огню, Креатив, Годнота
Dannua
21 подписчик
Авторы Genshin Impact запустили веб-эвент: за него дают примогемы
Это интересно
Как я играл в The Elder Scrolls: Arena
Особо опасен: фильмы и сериалы о реальных серийных убийцах
10 монологов из сериалов, которые не оставят вас равнодушными
Лучшие моменты сериала «Рик и Морти»
Лучшие моды Бесконечного Лета
Лучшая подружка Человека-Паука: Эмма Стоун