Аватар RockStarMan RockStarMan 1639

Во все юридические: анализ сюжета сериала «Лучше звоните Солу»

0
2
Поделиться
Телеграфировать
Недавно завершился долгожданный заключительный сезон сериала «Лучше звоните Солу», который являлся предысторией своего культового сериального прародителя, — «Во все тяжкие».
Во все юридические: анализ сюжета сериала «Лучше звоните Солу»

Как и в случае с захватывающей историей про криминальные похождения Уолтера Уайта, режиссёр Винс Гиллиган решил пойти по той же формуле и вновь сделал акцент на взаимоотношениях между персонажами, жизненной борьбе и изменении в процессе неё личности, а также её связи с криминальной средой.

На этот раз, в центре внимания оказался всем известный болтливый адвокат по уголовным делам Сол Гудман, менее болтливый мастер своего дела Майк Эрмантраут, а также многие другие знакомые и неизвестные любопытные персонажи, которых на момент событий «Во все тяжкие» нам так и не довелось лицезреть.

Начало каждого нового сезона приквела интригующе сопровождалось сценами с чёрно-белыми тонами, показывающими, как пытался скрываться Сол от преступников и властей, когда его пути с Уолтером Уайтом навсегда разошлись. Однако, добрая половина повествования была посвященна его прошлому, — тому, когда он пытался построить карьеру успешного адвоката, а звали его не Солом Гудманом, а Джеймсом Макгиллом.

О том, как Джимми пытался построить свою юридическую карьеру, как складывались его взаимоотношения с другими персонажами и что его в итоге привело к становлению Солом Гудманом, — мы сейчас подробно поговорим. Не обделим вниманием и других не менее любопытных персон.

Часть I. Джеймс Макгилл

«Каин и Авель юриспруденции»

Как стало известно, в прошлом у Сола был старший брат, — Чарльз Макгилл. Чак был весьма умным и успешным юристом, обладающим довольно впечатляющими профессиональными способностями и всегда старающимся поступать правильно. Нрав же у него был довольно серьёзный и даже, можно сказать, чёрствый.

Джеймс же был абсолютным антиподом своего старшего брата. Ему были свойственны: болтливость, несерьёзность, авантюризм, падкость на деньги и даже готовность ради них не раз переступить черту закона, промышляя мошенничеством.

Чак прекрасно знал о нраве Джимми и его криминальном прошлом, ввиду чего старался держать действия младшего брата под контролем.

Отношения между братьями всегда были напряжёнными, ведь этому способствовал ряд причин: у каждого были разные характеры и взгляды на жизнь; один защищал закон, другой его нарушал; мать мальчиков, по мнению Чака, больше любила Джимми, нежели его, а потому старший брат проникся долей зависти к младшему, ведь он не понимал, чем его непутёвый братец заслуживал такую любовь.

И всё же, так в мире заведено, что братья, несмотря ни на что, обязаны поддерживать друг друга. Чак спас Джимми от заключения, а последний дал клятву больше не переступать черту закона и завязать с прошлым «Падучего» Джимми.

В будущем же, Джеймс решил и вовсе пойти по стопам Чарльза: он втайне получил аттестат юриста, чтобы старший брат не стыдился, а гордился им.

Однако, получалось у Джимми всё в юридической сфере не сказать, что удачно: дела ему попадались проигрышные, что приносило мизерную зарплату и вредило репутации адвоката. Его неприметная контора незаметно для людских глаз находилась в маникюрном салоне, машина была практически неработоспособна, а долги текли рекой.

Ввиду всего вышесказанного, у Джимми денег «кот наплакал», а Чак в это время фактически находился на его попечении из-за болезни. Он страдал от повышенной чувствительности к электромагнетизму, в силу чего не мог продолжать работу в юридической компании «Хэмлин, Хэмлин и Макгилл», соучредителем которой являлся.

Стоит отметить, что Джимми был весьма добр и заботлив по отношению к старшему брату, привозя ему ежедневно его любимые газеты, продукты питания и уделяя уйму времени его здоровью. Когда Чак попал в больницу, Джимми еле сдерживал слёзы и отчаянно вырубал электричество в здании, лишь бы его брату это не причиняло боль. Возможно, за такое доброе и трепетное сердце мать своего младшего сына так сильно и любила.

Однако, отношение Чарльза к младшему брату было не таким благосклонным. Когда Джимми лично раскрыл крупную преступную схему по завышению цен пансионатом «Сэндпапер Кроссинг», то ему понадобилась помощь брата. В Чаке он всегда видел авторитетного и опытного юриста, который оказал бы содействие в разрешении такого непростого дела. Помимо этого, Джимми старался подражать старшему брату и желал, чтобы Чак им искренне гордился за достигнутые успехи.

И вроде бы всё было ничего, пока не выяснилось, что Чарльз был в тайном сговоре против брата. Он лично сговорился с Говардом Хэмлином отстранить Джимми от дела, которое им же было открыто. Но тайное всегда становится явным, и Джимми позже об этом узнал, что существенно подпортило отношения между братьями.

Конфликт братьев принял новые обороты, когда Джимми сфабриковал дело, которое было отнято Говардом и Чаком у его близкой подруги, — Ким Уэкслер.

Данный поступок был не удивителен, так как ровно так же они недавно поступили и с ним, а Ким была для Джимми единственным человеком, поддерживающим его в трудные периоды жизни. Следовательно, действия коалиции Говарда и Чарльза в отношении девушки он расценил как личное оскорбление.

Не имея за плечами существенных доказательств, Чарльз был словно одержим идеей доказать вину Джеймса. Несмотря на «холодную войну» братьев, Джимми никогда не приглушал искреннюю любовь к Чаку. Когда он потерял сознание, Джимми тут же ринулся ему на помощь. Днями он не отходил от койки старшего брата в больнице, тогда как последний был пропитан неимоверной ненавистью к нему и жаждой уличить в содеянном.

В итоге, Чарльз решил воспользоваться трепетной душой младшего брата. Высказав лживые слова о том, что болезнь поглотила все его мозговые извилины, — он этим добился признания Джимми в совершённой фабрикации, записав разговор на диктофон.

Это стало началом конца в отношениях между кровными братьями…

Стремление Чарльза предать младшего брата правосудию скорее имело куда более личный характер, ведь конечная цель заключалась только в одном, — в лишении Джимми лицензии адвоката. С момента получения им аттестата юриста Чак внутри проникся скорее негодованием, нежели искренней радостью за брата. Он в нём видел, или, куда более вероятно, желал видеть всё того же «Падучего» Джимми, для которого закон не был писан.

Замечая, что порывы младшего брата не так просто заглушить, он решил использовать законодательство как средство разрыва Джимми с юриспруденцией.

Однако, Джимми всегда был способен выходить даже из самых, казалось бы, безвыходных ситуаций. Благодаря хитрости и помощи друзей, он сделал акцент на недееспособности Чака, добившись этим лишь ограничение лицензии, а не её лишение.

Самонадеянность и озлобленность Чака привели его к тому концу, к которму он вёл себя на протяжении уже долго времени. На собственную фирму он собирался подать в суд, в результате чего ему обеспечили быстрый и бесповоротный уход, жена от него много лет как ушла, а от кровного брата Чарльз фактически отрёкся. Он остался у разбитого корыта: один и никому ненужный, со своей внушаемой болезнью. Начиная осозновать это, он решил преждевременно и бесславно закончить свой жизненный путь.

Жизнь Чака является идеальным свидетельством того, что ненависть не приводит человека ни к чему хорошему. Бесспорно, он являлся истинным представителем закона, но с точки зрения морали был весьма несправедлив по отношению к близким. Ему ничего не мешало обучать, продвигать Джеймса, дать хотя бы один шанс поработать в своей компании, но вместо этого пожилой юрист предпочёл подавлять устремления брата и учинять ему в жизни сплошные препятствия.

Да, Джимми промышлял когда-то мошенничеством, но он действительно пытался исправиться, встать на правильный путь, и нуждался как минимум в моральной поддержке со стороны Чака, в котором души не чаял. Но получал он от старшего брата лишь презрение, оставившее в сердце неизгладимую боль, негативно повлиявшую на его личность в будущем.

«Хэмлин, Хэмлин и… ещё раз Хэмлин»

Говард Хэмлин являлся сыном Джорджа Хэмлина, который учредил компанию «Хэмлин, Хэмлин и Макгилл» (далее по тексту, — «HHM») вместе с Чарльзом Макгиллом. Отец устроил сына на юридический факультет, Чак же помогал Говарду в обучении.

После заболевания Чарльза Говард возложил на себя бремя руководства компанией, в результате чего начался длительный конфликт между Хэмлином и братом Чака, — Джеймсом Макгиллом, который заслуживает отдельного внимания.

Натянутые отношения были вполне объяснимы: в день получения Джимми аттестата юриста Говард во время празднования прямым текстом сообщил ему, что он не будет работать в их юридической компании. Далее, он потребовал у Джимми вовсе не связывать свою фамилию с его фирмой и начать строить собственную карьеру адвоката.

За всё это Джимми презирал Говарда всем сердцем, ведь брат фактически находился на его иждивении из-за болезни, а как начинающий адвокат-частник он не имел должных финансов, чтобы как минимум провести пиар-компанию для привлечения клиентов.

Порой, доходило до курьёзных ситуаций: Джимми повторил бренд Говарда, из-за чего конфликт двух адвокатов дошёл до суда, который Джимми проиграл. Для привлечения клиентской базы ему приходилось даже разыгрывать инсценировки, дабы предстать перед общественностью «адвокатом-спасителем», которого ущемляет большая компания.

Маслом в огонь в уже укрепившихся конфликтных отношениях между юристами послужило раннее упомянутое отобранное у Джимми многомиллионное гражданское дело по «Сэндпапер Кроссинг». Джеймс буквально на блюдечке принёс данное дело в «HHM», а его брат Чак и подначиваемый им Говард желали взять это дело себе и остранить от него Джимми, даже не обговорив с ним ничего.

Однако, конфликтные отношения не обошли стороной и самих Говарда и Чака. Дело в том, что для Хэмлина всегда были превыше всего интересы компании. Даже поддержка Говардом Чарльза в суде против Джимми первоочерёдно мотивировалась защитой интересов «HHM». Сначала он видел нависшую над ней угрозу в лице Джимми, а затем очередь дошла и до самого Чака.

После попытки Чарльза навсегда лишить Джимми лицензии адвоката через суд, у последнего на душе засела большая обида, ввиду чего он решился приложить руку к повышению страховых взносов «HHM», воспользовавшись болезнью Чака, которая делала его дальнейшее пребывание там крайне невыгодным.

Так как Чарльз был уже немолод и слаб здоровьем, а повышенные страховые взносы могли ударить по карману компании, Говард счёл нужным отправить его на заслуженную пенсию, но пожилой юрист был слишком упрям, чтобы оставить любимую сферу и даже грозил подать на собственную компанию в суд. В силу этого, Хэмлину пришлось обеспечить добровольно-принудительный уход Чака из фирмы, оставшись таким образом единственным у руля «HHM».

После смерти Чака Говард стал сам не свой: его не покидало ощущение, что именно он причастен к самоубийству своего старшего учителя и коллеги, так как фактически лишил его дела всей жизни.

Что интересно, чувство вины Говард начал испытывать и по отношению к Джимми. По его представлениям, именно он одного Макгилла косвенно лишил жизни, а другого — законного наследия. Дабы смягчить бремя вины, он даже предложил Джеймсу вернуться в «HHM», признавая своё несправедливое отношение к нему.

Однако, на момент запоздалого предложения уже много воды утекло: фамилия Макгилла, терпящего ряд ударов в лицо со стороны коалиции Чака и Говарда для Джимми уже была давно в прошлом, как и его личность, которую сменил Сол Гудман, начавший свою карьеру с чистого листа. Так что, трудно сказать, на что рассчитывал Говард, учитывая всё то, что происходило между ним и Джимми в прошлом.

Но на этом конфликт адвокатов был далёк от своего заключительного аккорда и перешёл ко второй, заключительной и весьма роковой стадии.

Прошлые обиды и авантюрная натура Джимми не могли позволить Хэмлину жить спокойно: мелкие пакости, начиная с комичной порчи автомобиля адвоката мячом от боулинга или подосланных ему девушек лёгкого поведения, а также забавное выясние отношений юристов на ринге, — потихоньку и вовсе начали перерастать в желание испортить Говарду репутацию юриста. В дальнейшем, данный замысел нашёл свою реализацию, и даже косвенно привёл Хэмлина к гибели.

Говоря о конфликте между Говардом Хэмлином и Джеймсом Макгиллом, довольно таки трудно занять определённую позицию.

Говард в этой истории скорее подпадает под определение «козла отпущения», втянутого в нарастающие конфликтные отношения между Макгиллами: Чак пытался выдворить Джимми из »HHM» посредством Говарда, — в результате центральным виновником оказался последний. Джеймс от обиды к старшему брату повысил страховые взносы компании, из-за чего Говард отправил Чарльза на пенсию, — ключевое чувство вины всё равно легло на плечи Хэмлина.

Судя по высказанным на похоронах Говарда словам Джимми, последний испытывал долю ревности к Хэмлину за то, что Чарльз скорее к нему относился как к родственнику и коллеге, чем к самому Джеймсу.

И тут уместнее будет назвать истинного учинителя конфликта между адвокатами, — Чарльза Макгилла. Из-за его тайных действий против Джимми с вовлечением Говарда и явно подчёркнутого отношения к последнему в противовес младшему брату было заострено слишком много углов, которые уже не так просто было сгладить.

Если говорить о каждом юристе в отдельности, то Говарду стоило хотя бы попытаться повлиять на Чака, чтобы он изменил отношение к брату, чего с его стороны не было замечено. Джеймс же должен был вовремя остановится и поставить нейтральную точку в отношениях с Говардом, а не учинять против него заговоры по уничижению репутации, что было явным перебором.

О Говарде Хэмлине можно быть разного мнения, но его довольно внезапная и нелепая смерть не могла не вызвать крайне неприятное эмоциональное послевкусие. В данном случае он просто оказался не в то время и не в том месте из-за запущенной цепочки событий, а именно с попытки Джимми подпортить его репутацию.

Но не только Джимми питал личную неприязнь к Говарду: замысел по порче его имени принадлежал супруге Джимми, — Ким Уэкслер, что и привело обесславленного и озлобленного Хэмлина в дом супругов в ту роковую для него ночь, о чём будет ещё упомянуто чуть позже.

«Муж и жена — одна сатана»

Порой, человеку везёт в жизни так, что ему попадается ближний, который всегда искренне переживает за него, готов дать дельный совет и оказать помощь, даже в ущерб себе. Нашему герою, Джеймсу Макгиллу, посчастливилось встретить на своём пути такого человека, и звали её — Ким Уэкслер.

Ким впечатляла практически всем: рассудительная, умная, добрая, чуткая, серьёзная, но и не лишённая чувства юмора девушка приятной наружности, обладающая деловой хваткой и большим потенциалом в области юриспруденции. Джимми и Ким фактически были абсолютными антиподами и со стороны могло показаться, что у них вряд ли может что-либо получиться в отношениях.

Однако, напротив, между этими двумя бытовала довольно крепкая и длительная связь, которая повлияла на них и их жизни весьма внушительно.

Ким всегда была рядом с Джимми в важные моменты его жизни и давала разумные советы. Когда он получил аттестат юриста, она была чуть ли не единственной, кто искренне был рад за него. Когда у Джимми возникали конфликты с Говардом Хэмлином, Ким всячески старалась их урегулировать, рискуя своим положением. Именно она посоветовала адвокату начать работать с пенсионерами, что в дальнейшем позволило подняться его карьере в гору. Ким для Джимми была словно голосом разума, который направлял его мысли в нужное русло и позволял ему верить в себя в трудные минуты.

Джимми же всегда считал, что Ким должна работать на себя, а не на компанию «Хэмлин, Хэмлин и Макгилл», которым управлял Говард Хэмлин. Иногда Говард действительно к ней несправедливо относился: к примеру, за потерю не по её вине придурковатых клиентов Кеттлманов, Хэмлин решил её наказать и понизил в должности, проникшись внутренним негодованием за её крепкую связь с Джеймсом. Ради Ким, Джимми вернул этих клиентов в ненавистную им компанию, Говард за это девушку снова повысил, а все лавры по разрешённому делу перед общественностью достались самому Хэмлину.

Дружба между Джимми и Ким вскоре начала переливаться в нечто большее, однако, порой, Джимми принимал слишком эксцентричные решения, последствия которых негативно отражались и на Ким.

Например, она поручилась за него перед Говардом, дабы его приняли в юридическую компанию «Дэвис и Мейн», что в дальнейшем и произошло. Однако, не переговорив с руководством, он создал рекламу, которая, хоть и помогла фирме, но ударила по репутации Джимми, а следовательно и по Ким. За это Говард вновь её понизил в должности, а доверие к Джимми у девушки заметно пошатнулось, но ненадолго…

Жизненные пути Джимми и Ким всё больше начинали сходиться: в Уэкслер окончательно укрепилось сомнение в перспективе работы в «HHM», поэтому она решила заняться частной юридической практикой по совету Джимми, который в свою очередь ушёл из «Дэвис и Мейн». Их объединяло то, что компании не давали им в полной мере реализовывать свои идеи, а потому уйти в свободное плаванье для них казалось лучшим решением.

И на этот раз Джимми не остался равнодушным касаемо юридической карьеры своей подруги: когда Чарльз Макгилл и Говард Хэмлин подло отобрали рентабельных клиентов «Меса Верде» от Ким, которая этих же клиентов когда-то привела в их компанию, — Джимми от любви к ней готов был пойти даже на преступление. Пока его брат Чак был в бреду, он сфабриковал документы, чтобы «Меса Верде» ушли от «HHM» и вернулись к Ким.

Покрытый ненавистью Чарльз желал опустить своего брата в глазах Ким, но в данной ситуации можно было впервые заметить то, как сильно девушка дорожит своими отношениями с Джимми: понимая, что он явно причастен к фабрикации, — она не встала против возлюбленного, а заступилась перед его братом и посоветовала ему как правильно выйти из этой ситуации. Однако, при всём при этом была очень зла на него за то, что он вновь скрыл от неё свои намерения.

Преданность Ким по отношению к Джимми начинала находить всё большую степень своего проявления: во время судебного конфликта братьев она лично стала адвокатом Макгилла. Её возмущало смехотворное наследство покойного Чарльза для младшего брата, а ведь именно Джимми заботился о нём как никто другой.

После смерти Чака Ким начала видеть в Джимми серьёзные изменения: предсмертное письмо брата он читал так, будто ему было всё равно, так как он таил большую обиду на него. Спроецирование чувства вины за самоубийство Чака на Говарде Хэмлине дали понять, что Джимми окончательно потерял свою привязанность к покойному брату.

Стоит всё же признать, что Чарльз не оставил не единого повода для любви и уважения к себе со стороны Джимми: даже после кончины последствия его действий не перестали осложнять жизнь младшего брата. Согласно решению суда, Джимми должен был выполнять унизительные общественные работы, а на время ограничения лицензии у него возникли серьёзные проблемы с поиском работы. Всё дошло до того, что он начал не совсем законно продавать телефоны весьма сомнительным личностям, часто рискуя жизнью.

Когда Джимми, наконец, дождался шанса вернуть лицензию адвоката, его не принимали просто потому что он казался «неискренним», не упомянув своего старшего брата как «вдохновителя», но разве это было так? Как при жизни, так и после смерти Чарльз создавал ему одни препятствия для построения успешной карьеры адвоката и неоднократно подталкивал возвратиться к преступной жизни «Падучего» Джимми, личность которого Джеймс пытался всячески подавлять.

Как итог, фамилия Макгилла для Джимми стала не более чем носителем череды неудач и негативных воспоминаний, а потому он насегда решил избавиться от неё, став Солом Гудманом. Наряду со сменой имени, начала постепенно меняться и сама личность Джеймса Макгилла, а главным свидетелем этого стал единственный оставшийся для него дорогой человек, — Ким Уэкслер.

Правда, нрав Джимми сильно влиял и на саму Ким. Она часто разводила с ним богатых бизнесменов, подделала ради освобождения его друга письма-просьбы, неподчинялась суду, обманывала клиентов, однако, связь у этих двоих была настолько сильна, что они снова и снова готовы были пускаться в различные авантюры.

Как можно было заметить, камнем преткновения в их отношениях всегда была ложь, преимущественно исходящая со стороны Джеймса. Со временем, она послужила причиной ещё большего скрепления союза между Ким и Джимми, — они решили заключить брак. С такой инициативой выступила сама Уэкслер, ознаменовав это событие тем, что супруги больше никогда и ничего друг от друга не скроют.

Как говорится, горбатого лишь могила способна исправить: Джимми стал «другом» мексиканского картеля, и для освобождения из-под залога преступника Эдуардо «Лало» Саламанки он решился съездить в пустыню за деньгами, где пропал на день. Обо всём этом Ким прекрасно знала из его же уст, за исключением одной детали, в которой Джимми попал под град пуль.

Супруги в который раз вернулись к главному изъяну их отношений: вновь Ким оказалась в неловкой ситуации из-за лжи Джимми, но при этом не растерялась и заступилась за него теперь уже перед Лало, который вот-вот и готов был лишить жизни их обоих за недоверие к рассказу Макгилла.

К слову, жаль, что такую рассудительную и верную женщину не довелось встретить Уолтеру Уайту.

Эта крайне напряжённая ситуация заставила юристов скрываться от Саламанки и Джимми был уверен, что после такого его пути с дорогой ему Ким навсегда разойдутся. Но тут уместно отметить, что в прочности любви и верности можно убедиться только на основе подосланных жизненных испытаний: Ким не только в очередной раз осталась верна Джимми, но и разработала план, как ему ускорить получение доли по отнятому у него делу «Сэндпапер Кроссинг» и заодно проучить их давнего неприятеля, — Говарда Хэмлина.

Мотивы Ким в данном случае можно подвергнуть разной оценке: личная неприязнь к Говарду за его прошлое несправедливое отношение к ней и её супругу, стремление получить скорейшую денежную выгоду либо просто в очередной раз насладиться авантюрной забавой.

Но, скорее всего, это всё подкрепляется неким своеобразным актом мести общей системе правосудия: начиная с того момента, когда крупная компания, которую Ким юридически представляла, пыталась отнять землю на вполне законных основаниях у простого пожилого человека, — у девушки начался внутренний конфликт, в результате которого авантюрное начало взяло вверх над разочаровавшей её системой правосудия.

Ким внезапным для своих коллег и работадателей образом покинула данную компанию и во имя социальной справедливости решила стать бесплатным адвокатом для малоимущих клиентов. Но этого для неё было недостаточно: ей начало вспоминаться отнятое Говардом Хэмлином у её супруга крупное гражданское дело по «Сэндпапер Кроссинг», с помощью которого Хэмлин скорее хотел хорошенько нажиться, а не восстановить справедливость для обманутых пожилых людей. Вот она и решила на нём отыграться.

В итоге, тщательно разработанный план успешно реализовался: репутация Говарда Хэмлина была испорчена. Но тут на сцену вновь выходит главный виновник давней паранойи супругов, — Эдуардо Саламанка, который застрелил Хэмлина как лишнего свидетеля прямо на их глазах.

Леди фортуна вновь оказалась на стороне юристов: сочетание хитрости Джимми и смелости Ким навсегда миновало опасность в лице Лало руками самого умнейшего и заклятого врага преступной семьи Саламанок, — Густаво Фринга.

Для супругов настал новый день, а вместе с ним, — очередные профессиональные тяготы, но события минувшего кровавого и тревожного дня неминуемо оставили на душе возлюбленных мрачный осадок и даже запустили в их отношениях бомбу с часовым механизмом.

Поначалу казалось, что жизнь Джимми и Ким возвращается на прежнее русло, пока последняя не объявила внезапным образом об окончательном расставании с юридической практикой. Для её супруга эта новость была шоковой, но ещё более шокирующая новость последовала в дальнейшем, — Ким приняла решение навсегда расстаться с Джимми.

Ещё с давних пор в глубине души они с трудом для себя приходили к осознанию того, что их отношения представляют собой некое подобие союза между Бонни и Клайдом, который, с одной стороны, был неимоверно крепок и до боли романтичен, но с другой являлся раковой опухолью для всех окружающих, а потом сыграл в злую шутку и с самой преступной парой. Рано или поздно, юристам необходимо было остановиться, дело оставалось лишь за приходом времени, и вот это роковое время постучало в дверь.

Причиной тому послужили события той злосчастной ночи. Брачный завет Ким о том, что супруги ничего отныне друг от друга не скроют, на сей раз был нарушен ею самой. Она изначально была осведомлена о том, что Эдуардо Саламанка жив и может прийти за ними, но умолчала об этом перед Джимми, ведь она понимала, что ради её безопасности он готов был бы положить на жертвенный алтарь их отношения, которыми они дорожили больше всего в жизни.

Но у любого действия всегда есть последствия, и умалчивание Ким привело к неожиданному для Джимми появлению Лало и смерти невинного человека, который оказался там в результате их совместного против него заговора. С дрожащей рукой, окончательную точку в повести о романтических похождениях «Бонни и Клайда» пришлось поставить самой Уэкслер.

За отношениями Ким Уэкслер и Джимми Макгилла, этаких полуюристов-полупреступников было весьма интересно следить, так как они совмещали в себе неординарность, романтичность и невольно вызывали чувство эмпатии. Но, к сожалению, пробил неизбежный час тяготной разлуки, а Джеймс Макгилл понёс ещё одну серьёзную потерю в своей жизни.

Часть II. Майк Эрмантраут

«Одинокий волк, Эрмантраут»

Сол Гудман и Майк Эрмантраут были знакомы задолго до событий «Во все тяжкие». Майк работал в автостоянке, тогда как Джеймс постоянно вступал с ним в забавный спор из-за наклеек, которых у адвоката вечно не хватало. В дальнейшем, отношения, скорее, взаимо-выгодного сотрудничества между этими двумя всё больше укреплялись: Майк в чём-то не раз помогал Джимми, а Джимми в свою очередь часто оказывал помощь Майку.

Однако, Майк Эрмантраут был слишком интересным и загадочным для всех персонажем, чтобы просто остаться тенью без отдельной предыстории. В какой-то момент, центр внимания переключился на него, и мы смогли подробнее узнать, что же его превратило в хладнокровного киллера, работавшего на расчётливого бизнесмена Густаво Фринга.

Как и следовало ожидать, у такого молчаливого и неулыбающегося человека преклонных лет с давних пор запечатлелась на душе давняя рана, которая вряд ли бы зажила у него до самой смерти, — он потерял собственного сына, которого звали Мэтт.

Когда-то, он и его сын работали полицейскими в Филадельфии, да вот только весь их участок был рассадником продажных копов, кроме одного человека, — сына Майка, Мэтта. Один из их своры предложил Мэтту грязные деньги, последний же, будучи человеком честным и порядочным, отказался. Майк понимал, что если Мэтт откажется от денег и захочет сдать их, — он не жилец. Отец пытался убедить сына взять деньги в знак доброй воли, но по мнению «копов» он взял их слишком неуверенно…

Двое из них убили Мэтта, за что Майк им отомстил, но винил он больше всего не их. Главным виновником убийства и унижения сына он считал самого себя, того, кто убедил Мэтта пренебречь принципами и взять грязные деньги из рук тех, кто потом его бессовестно убьёт.

Эти события напрочь перевернули сознание Майка: он разочаровался в себе, правовой системе, мирской справедливости и с каждый днём молча угрызал себя в случившемся.

Но не он один нёс горечь на сердце: его невестка утратила мужа, а внучка лишилась отца. Майк чувствовал ответственность перед ними, а потому старался всячески им помогать. Жизнь копа была в прошлом, но для оказания помощи нужны были деньги, и Майк начал брать не совсем законные подработки.

В процессе выполняемой Майком работы можно было заметить немало особенностей. Если он что-то не доделал или сделал неправильно, то лишал себя части причитающейся суммы. Но наиболее был интересен его главный принцип из прошлого: никого не убивать.

Его подработки были плотно связаны с мексиканским картелем: именно он по заказу Игнасио «Начо» Варга обеспечил билет для безумного Туко в места не столь отдалённые. Кроме этого, у него был личный конфликт с Гектором Саламанкой. За подставу своего племянника Туко Гектор начал угрожать семье Майка, что последний не мог спустить ему с рук. Убивать он никого не хотел, даже самого Гектора, поэтому желал лишь навредить его бизнесу.

Украденные деньги Майк собирался отдать семье, но их нужно было отмыть, и тут на арене появился конкурент Саламанки, Густаво Фринг. Он предложил Майку работать на него, и заодно отмыть деньги для семьи. Так началось многолетнее сотрудничество между Майком и Густаво.

Заповеди: «Не убий» Майк был долго верен, пока не произошёл ещё один не самый приятный случай в его жизни.

Густаво Фринг собирался построить ту самую нарколабораторию, в которой в будущем будет варить метамфетамин Уолтер Уайт. Для этого необходимы были инженеры и выбор пал на группу немецких работников. Самым опытным из них был инженер Вернер Зиглер, с которым у Майка начала завязываться дружба.

Вернер был довольно интеллигентным и приятным человеком, но его дальнейшие действия всё больше начинали выходить за рамки разумного: в баре он начал рассказывать незнакомым людям о своей работе, хотя эти сведения необходимо было хранить в тайне. Вернеру было сделано предупреждение, но его это вразумило ненадолго: ночью он сбежал с места работы, чтобы увидеться со своей женой. Этим опрометчивым действием он подписал себе смертный приговор.

Исполнителем приговора стал никто иной как новоиспечённый друг Вернера, — Майк Эрмантраут. Майк пытался сделать всё, чтобы такой исход не настиг товарища, но преступный мир весьма суров и ни для кого не делает исключений. Всё, что мог сделать Майк в этой ситуации, так это дать возможность Вернеру услышать жену в последний раз и убедить её вернуться в Германию. Он понимал, что люди Фринга могут обойтись с немцем куда жёстче, поэтому решил сам убить его, сделав роковой выстрел в голову.

Майк не позволил себе убить даже ненавистного им Гектора Саламанку, но вынужденно лишил жизни хорошего друга. Это событие вновь привело Эрмантраута к саморазрушению, а затем и напрочь перечеркнуло его антиубийственную политику и вынудило стать тем самым хладнокровным исполнителем, которого мы знаем из основного сериала.

Часть III. Игнасио «Начо» Варга

«Мексиканские страсти»

Игнасио «Начо» Варга — один из самых любопытных персонажей, которых не было в основном сериале. Среди его личностных качеств невозможно было не отметить харизму, неплохой интеллект, способность выживать в суровой мексиканской преступной среде и отстаивать свою позицию. Он не раз пересекался с Джеймсом Макгиллом, контачил с Майком Эрмантраутом, и работал на знакомый нам из основного сериала мексиканский картель.

Игнасио был причастен ко многим любопытным событиям, которые повлияли на картель в будущем. Именно он подставил Туко, чтобы тот надолго угодил за решётку. И, что самое интересное, Начо приложил руку к недееспособности самого Гектора Саламанки.

Мотив Игнасио был вполне понятен: дороже всех для него был его отец, — простой и честный человек. Гектор хотел вовлечь отца Начо в их грязный бизнес, однако Игнасио знал о болезненной порядочности своего родителя. Начо хотел уберечь его от Гектора, поэтому решил пойти на весьма рискованный шаг, подменив таблетки, которые употреблял Саламанка.

Гектор очень грязно вёл свой бизнес, набирая ненавистников в свою сторону один за другим. Теперь стало не удивительно, почему Густаво Фринг так презирал его.

Густаво был далеко неглупым человеком и понимал, что именно Игнасио причастен к отстранению Гектора. Видя в нём потенциал, он убедил его перейти на свою сторону и потребовал сообщать обо всём, что происходило в картеле. На время нахождения Саламанки в больнице Начо даже взял на себя некоторые из его функций, пока на арену не вышла ещё одна весьма интересная личность, — Эдуардо «Лало» Саламанка.

Так же, как и Начо, Лало не был обделён харизмой, умом и способностью дорожить семейными ценностями. После заболевания дяди Гектора Лало приступил к выявлению виновных: он начал следить за Фрингом и его людьми, даже не подозревая, что главный виновник недееспособности Гектора находился прямо перед его носом.

Двойная игра Начо приняла новые обороты, в результате чего он оказался перед очередным выбором, — подставить по велению Густаво Лало Саламанку и обеспечить тем самым безопасность своего отца, либо предать Фринга и развивать собственную карьеру в мексиканском картеле, обрекая при этом родителя на верную погибель. Естественно, как любящий и верный сын он выбрал первый вариант, но навсегда вошёл в «чёрный список» картеля.

К сожалению, перейдя дорогу картелю, Игнасио мог, разве что, оттянуть свою трагическую участь. Понимая, что деваться некуда, он сделал последний звонок своему любимому отцу, ради безопасности которого и обрёк себя на верную смерть. Себя он уже спасти не мог, но в последние дни жизни у него была лишь возможность окончательно удостовериться в том, что его родителю ничего не будет грозить.

Мужественно высказав ненавистному картелю всё, что накопилось, — Игнасио не предпринял попытку трусливого побега, а воинственно принял смерть от собственных рук.

Умный и сильный духом Игнасио Варга имел огромный потенциал в суровой криминальной среде, но родственные отношения для него оказались приоритетнее бизнеса, славы и денег, что привело его к неминуемому концу.

Трудно сказать, как бы круто изменились события в основном сериале, если бы не имели места довольно рискованные и самоотверженные шаги, предпринятые со стороны этого сильного духом человека и преданного сына…

«Переломные моменты в личности Джеймса Макгилла»

Как мы видим, сериал затронул немало интересных сюжетных линий, но большую часть сценария всё-таки занимали похождения Джеймса Макгилла, о личности которого ещё есть, что надо бы сказать, основываясь на раннее проведённом анализе между отдельной группой персонажей.

В этом мире всё имеет первопричину. Как и в случае с Уолтером Уайтом, в жизни Джеймса Макгилла так же произошло несколько ключевых событий, приведших его к становлению Солом Гудманом:

  • Случай из детства Джимми в киоске отца;
  • Отказ Говарда Хэмлина принять Джимми в «HHM»;
  • Признание Чарльзом Макгиллом Джимми не настоящим юристом;
  • Судебный конфликт братьев и откровение Чарльза в том, что Джимми никогда не был ему дорог;
  • Расставание Ким Уэкслер с Джимми.

«Волки и овцы»

Убеждение Джеймса в том, что деньги стоят того, чтобы добыть их различного рода способами, сформировалось в нём ещё в детстве. Его отец работал в небольшом киоске, а он часто находился рядом с ним. Способность вычислять ложь от правды была заложена в юном Джимми с ранних лет, и когда некий мужчина начал у его отца выпрашивать деньги якобы ради семьи, — мальчик сразу уличил его враньё.

Отец не верил сыну и дал незнакомцу нехилую сумму, а тот, воспользовавшись случаем, дал знать проницательному Джимми, как устроен сей мир. Мальчик знал, что наивность отца была систематической, а потому решил взять деньги себе, чтобы он не отдал их кому-то ещё.

Слова незнакомца надолго запечатлелись в сознании Джимми и это, несомненно, повлияло на его характер и мировоззрение в будущем.

«Третий лишний»

Тот самый раннее мною упомянутый случай, когда Говард Хэмлин заявил Джеймсу Макгиллу, что он не будет работать в юридической компании «Хэмлин, Хэмлин и Макгилл», якобы не веря в его юридический потенциал.

Да, у Джимми не было выдающегося образования и он не создавал впечатление успешного адвоката, но стоит взглянуть и на обратную сторону монеты: он обладал природным даром убеждения, в процессе повествования это было не раз показано, а ведь способность убеждать является довольно важной составляющей для любого юриста. Он смог даже убедить неуравновешенного Туко обойтись менее жёстко со скейтбордистами, тогда как тот готов был их стереть в порошок.

Кроме этого, Джимми был трудолюбив и обладал большим энтузиазмом. Именно он раскрыл схему накрутки цен пансионатом «Сэндпапер Кроссинг», сотрудники которого обманывали пожилых людей, тогда как его брат, опытный юрист Чарльз, этого в документах не заметил. Он вёл переговоры с их представителями, и даже смог отстоять свою позицию в суде. Целые компании взялись за это дело, а ведь именно Джимми был его первооткрывателем.

Ким Уэкслер же была довольно разумной и проницательной девушкой. Помимо личностной симпатии, она видела в Джимми усердие и потенциал в области юриспруденции, и предлагала ему попробовать себя в различных юридических напралениях. Примером тому может служить его работа с завещаниями, которая приносила свои плоды.

Нам остаётся лишь только предполагать, как могли поменяться события в карьерной жизни Джимми, если бы он остался работать в «HHM». Учитывая степень уважения и подражания Джеймса своему старшему брату Чарльзу, он из чувства ответственности перед дорогим ему родственником сделал бы всё, чтобы последний не разочаровался в нём.

В фирме ему было бы намного проще получить серьёзных клиентов, набраться опыта, сделать имя, содержать себя и больного брата, однако, в день празднования устами Говарда Хэмлина был озвучен отказ в принятии, а за ним последовали вечные скитания Джимми в поисках себя.

Но винить в данном случае стоит далеко не Говарда, а того, кто подначил его так поступить с Джимми. И этот кто-то был никто иной, как кровный брат Джеймса Макгилла, — Чарльз Макгилл.

«Ты не настоящий юрист»

Как я уже и говорил, для Джеймса всегда было авторитетно мнение старшего брата: когда Макгилл-младший получил аттестат, его интересовало, гордится ли им Чак. Когда он начал раскрывать преступные схемы «Сэндпапер Кроссинг», опытный брат согласился помочь ему в этом деле, из-за чего Джимми был счастлив, как ребёнок. В Чаке он видел пример для подражания, и только в страшном сне он мог лицезреть то, как брат в нём может разочароваться.

Но сон стал явью. Где-то в чертогах разума к нему приходили тревожные звоночки о негативном мнении брата касаемо его юридической деятельности, и опасения подтвердились. Слова, режущие словно нож, шли один за другим: ты не юрист, твоё образование ничто, да и вообще ты всё тот же «Падучий» Джимми, обезьяна с гранатой, которую никто и никогда не воспримет всерьёз.

После этих слов, самооценка Джимми сильно упала и он даже снова решил вернуться к жизни «Падучего» Джимми, а выгодное предложение по работе в престижной юридической компании то и дело отклонял.

Но даже горькие слова брата поколебали веру Джимми в себя лишь на какое-то время: благодаря убеждениям своей подруги Ким, он готов был вернуться к юриспруденции, пока вскоре конфликт с братом не набрал ещё большие обороты…

«Ты мне не дорог»

Вполне вероятно, что непринятие Джимми в «HHM» не было бы для него большой потерей, так как он больше походил на свободную птицу и вряд ли бы там надолго остался. Жёсткие слова старшего брата, конечно, нанесли глубокую рану в его сердце, но и они потихоньку начинали заживать. Однако, рвение Чарльза навсегда отнять у Джимми лицензию адвоката через суд и последние сказаные ему слова, — определённо поделили его жизнь на до и после.

Чак оправдывал свою попытку сломать брату жизнь большой преданностью закону, но дело было далеко не в этом. Когда-то давно, последним словом, которое не раз повторяла в предсмертной агонии мать мальчиков, было имя её младшего сына, — Джимми. Свидетелем последних слов матушки стал только Чарльз, которого мать не упомянула, и ненависть к младшему брату закрепилась в его сознании весьма крепко и надолго.

И какого же было внутреннее негодование Чарльза, когда ненавистный им брат посмел начать заниматься делом всей его жизни, — юриспруденцией. Будь хоть Джимми с юридическим потенциалом самого Аттикуса Финча, в глазах Чака он всё равно должен был остаться тем же «Падучим Джимми», ну или хотя бы второсортным клерком, подрабатывающим в его компании, но никак не юристом.

Именно Чарльз был главным инициатором недопущения Джимми в «HHM». Именно он больше всего не хотел отдавать дело «Сэндпапер Кроссинг» в руки брата. Он просто не желал видеть в нём потенциал, а потому старался подавлять его порывы и стремления. Лишение Джимми лицензии для Чака было бы прекрасным решением этой проблемы.

Однако, последней каплей в отношениях братьев стал далеко не судебный спор. После конфликта, можно было обнаружить довольно любопытную деталь со стороны каждого из братьев. Если Чак жалел только о том, что не смог добиться полного лишения Джимми лицензии, то последний подвергся страшным угрызениям совести из-за того, что от обиды к старшему брату стал причастным к его отставке из компании, повысив страховые взносы.

Джимми пришёл к Чаку, чтобы узнать о его самочувствии. Какова реакция старшего брата на такой жест? Из его уст прозвучало то самое страшное, что только может услышать человек в своей жизни: откровение его в том, что Джимми для него никогда и не был дорог.

«Мы вредны друг для друга»

После конфликта и гибели старшего брата, у Джеймса в жизни остался единственный дорогой ему человек, преданное отношение которого трудно было порой объяснить даже ему самому, — этим человеком была Ким Уэкслер. Однако, такая необычайно близкая и крепкая связь между Джимми и Ким всё больше начинала приобретать своё логическое объяснение.

Основы психологии говорят нам: хочешь познать человека, загляни в его детство. Заглядывая в детство Ким, мы могли заметить, что она была крупной отличницой, но так же, как и Джимми в юном возрасте, была нечиста на руку. Судя по всему, отца у неё не было, а мать весьма халатно относилась к безопасности и воспитанию дочери: она могла оставить её одну посреди ночи, а также умудрялась поощрять её склонность к воровству. Девочка была сильно закрыта от матери, следовательно, вряд ли между ними могли проводиться хоть какие-либо серьёзные беседы.

Теперь возвращаемся ко взрослой Ким, и мы можем увидеть весьма способную и перспективную юристку, но не без склонности к авантюризму, находящемся пока в бессознательном. И тут в своей жизни она встречает такого же авантюриста, Джеймса Макгилла. Ещё с первых дней знакомства у них на подсознательном уровне начала формироваться связь, которая из дружбы естественным образом переросла в любовь.

Страсть к авантюрам и любовные отношения с Джимми начали настолько укрепляться в сознании и жизни Уэкслер, что она стала пренебрегать даже своей юридической карьерой. Маслом в огонь послужило и серьёзное разочарование девушки в правовой системе. Многие знакомые и коллеги без утайки поражались её внезапным решениям уйти из крупных юридических компаний, даже сам супруг девушки, Джимми. Лично он никогда не препятствовал ей развиваться на юридическом поприще, напротив, вдохновлял идти вперёд, как и она его, но даже этот довод не давал Ким изменить свои взгляды на жизнь.

Забавные и комичные розыгрыши плавно переходили в одержимость идеей учинять неприятности всем тем, кто причинял либо мог причинить хоть какой-либо вред жизни супругов: начиная с фабрикации документов Джимми ради Ким и заканчивая замыслом последней по уничтожению репутации Говарда Хэмлина. Не обошлось и без вмешательства в их жизнь преступного мира.

И только после убийства Говарда Хэмлина в сознании Ким начало что-то кардинально меняться. Уэкслер очень ценила свою связь с Джимми, так как только она позволяла девушке быть такой, какой ей хотелось быть ещё с давних пор. Но в то же время ей с горечью на сердце пришлось признать, что их духовная схожесть имеет так же облик неукротимого зверя, вредившего им и окружающим, а потому ей пришлось принять весьма непростое для них обоих решение.

И вот, из жизни Джимми ушёл единственный искренне любящий и желавший ему добра человек. Рядом с ним лишь осталась ждавшая своего звёздного выхода личность Сола Гудмана, которая полностью завладела сознанием Джеймса Макгилла как в профессиональной, так уже и в личной жизни, позволив тем самым вытеснить в бессознательное всю ту боль потери и неудач, сопровождавшую его в прошлом.

«Конец Сола Гудмана»

Если бы можно было узнать у каждого отдельного человека, какого его мнение касаемо личности Джеймса Макгилла, то, вероятно, получился бы весьма неоднозначный набор точек зрения. Для кого-то он предстаёт в образе заядлого неисправимого авантюриста, вечно вредящего себе и окружающим. Кто-то же в нём видит человека, который часто сбивался с пути, но искренне дорожил близкими ему людьми и стремился ради них меняться в лучшую сторону.

Но всё же есть одна неоспоримая истина касаемо Джимми: для него всегда было просто невыносимо чувство одиночества.

Сначала Джеймс пытался избавиться от него, крепко сдружившись со своим товарищем-подельником Марко, — пришёл момент, когда Джимми утратил его. Затем он понял, что стоит серьёзно взяться за жизнь, и до последнего желал снискать любовь и уважение со стороны своего старшего брата Чарльза, — но был отвергнут, а со временем лишился и его. Оставалась надежда на романтичную длительную связь с дорогой ему Ким, — но и с ней Джимми суждено было расстаться.

И тут, после многих лет, на отчаянной стадии жизни Джимми промелькнул просвет: он узнал, что любовь всей его жизни Ким Уэкслер интересовалась им. Джеймс получил глоток воздуха, он надеялся, что сможет снова воссоединиться с любимой, — но и эта нить надежды безвозвратно оборвалась. Уэкслер за прошедшие годы не переставало гложить чувство вины за смерть Говарда Хэмлина, а Джимми в её глазах превратился в абсолютно чуждого ей человека.

Когда человек теряет всякий жизненный смысл, остаётся наедине со своими пороками и страхами, — он от безысходности начинает совершать опрометчивые поступки, подсознательно желая вреда в первую очередь самому себе.

Джимми обрёл амплуа того, кого уважал и опасался, того, кто так же потерял доверие и любовь со стороны близких ему людей, от чего пустился во все тяжкие, — Уолтера Уайта.

Авантюрные проделки Джимми начали приобретать весьма извращённый и безрассудный окрас. Не было сдерживающего фактора, — близкого человека, который позволил бы Макгиллу остепениться. Одиночество стало забивать его в угол, убивать в нём всё человеческое и запустило бомбу с часовым механизмом.

Во вселенной Винса Гиллигана можно заметить наличие одной важной ключевой идеи, которая была ещё выражена замечательным русским классиком Фёдором Михайловичем Достоевским в своём бессмертном романе «Преступление и наказание»: за любой попыткой переступить нравственную черту, какими бы мотивами это не оправдывалось, — всегда последует моральное и физическое наказание, по крайней мере, как минимум одно из них неотвратимо для человека.

Уолтер Уайт, Густаво Фринг, Майк Эрмантраут, — этих людей нельзя назвать чудовищами, у каждого из них есть свои добродетели и причины, которые подтолкнули их вступить на тропу преступного мира. Но на этой тропе было неизбежно пролито слишком много крови и слёз, что не могло остаться безнаказанным в той или иной форме. То же касается и Сола Гудмана.

Весь последний сезон фигурировало знаменитое произведение Герберта Уэллса «Машина времени», после прочтения которого Сол интересовался, что бы сделал тот или иной преступник, будь у него возможность переместиться в прошлое. Майк Эрмантраут желал изменить тот день, когда получил первую взятку, что в дальнейшем привело к смерти сына и убийству лучшего друга; Уолтер Уайт жалел об уходе из компании «Серое вещество», запустив тем самым цепочку, приведшую его к становлению беспощадным «Гейзенбергом».

Долгое время личность Сола Гудмана не давала Джеймсу Макгиллу применить «машину времени» с пользой, пока вновь не произошла существенная перемена в его личности. Катализатором перемены вновь оказалась любовь всей его жизни Ким, которая в конце концов пришла к раскаянию за свою причастность в смерти Говарда. Ради спасения возлюбленной, Джимми готов был взять на себя бремя наказания за гибель юриста, а затем и вовсе пришёл к полному раскаянию за свои прошлые поступки.

Джеймс осознал, что истинным облегчением для него было бы не сокращение срока отбывания наказания, а возвращение любви и уважения со стороны дорогой ему женщины, представ перед ней с исповедью человека, которого она всегда любила. Самобичевание Джимми в зале суда перед законом и возлюбленной символично дало понять, что маска циничного Сола Гудмана навсегда сорвана с лица Джеймса Макгилла, излившего всё то, что вынудило её когда-то надеть.

Вывод

Сериал-приквел «Лучше звоните Солу» предложил нам по-новому взглянуть на личность и прошлое многих знакомых персонажей, в частности Сола Гудмана. За гримасой болтливого и несерьёзного человека скрывалась опечаленная натура Джеймса Макгилла, терпящего в жизни ряд сплошных неудач и терявшего близких ему людей. Как и Уолтер Уайт, скрывший свои неудачи в любимой сфере за личиной сурового и бесстрашного «Гейзенберга», так и Джимми, терпя неудачи в юридической сфере, полностью преобразился не в самого честного адвоката Сола Гудмана.

Судить ли этих людей? На самом деле, вопрос весьма субъективен и каждый должен сам дать ответ исходя из своих внутренних убеждений. Я же считаю, что здесь сыграли роль как поставленные жизненные условия, так и, в особенности, взаимоотношения Уолтера или Джимми с близкими им людьми.

Тон сериала недалеко ушёл от «Во все тяжкие»: элементы комедии могли гармончно смениться тяжёлой драмой. Операторская работа и внимание к деталям были как всегда на высшем уровне. Кроме этого, нельзя не отметить то, как мастерски были продемонстрированы психологические аспекты в поведении каждого из персонажей: темперамент и характер, чувства и мотивы, мимика и жесты во время диалогов, что позволяет на любую сцену каждый раз взглянуть в новом ключе.

Подавляющее большинство сюжетных линий в сериале были не менее интересней своего прародителя. Да, в нём практически не было криминальных разборок, тонны перестрелок и бурлящей во все стороны крови, однако не стоит забывать, про что в действительности вселенная Винса Гиллигана. Он в очередной раз доказал, что ядром его вселенной являются человеческие взаимоотношения, жизненные трудности и то, как они влияют на личность человека, что заставляет ею проникнуться каждому из нас.

Спасибо за внимание!

Теги: Во все тяжкие, Лучше звоните Солу, Креатив, Сериалы
Аватар RockStarMan
RockStarMan
1 подписчик
Инсайд: в Genshin Impact появятся облики Аяки-школьницы и Лизы в стиле Сумеру